Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Сироты Дюплесси

Внимание! Слишком впечатлительным этот текст лучше не читать, он содержит ОЧЕНЬ шокирующую информацию.


(В статье использованы фрагменты публицистических материалов, подготовленных Евгением Лакинским.)


30-e - 50-е годы двадцатого столетия ознаменовались во всем мире образованием новых и укреплением уже существующих диктатур. Даже традиционно демократические страны допускали порой некоторый авторитаризм (вспомним генерала Де Голля). Ну а о Германии, СССР и Китае с их Гитлером, Сталиным, и Мао и вовсе вспоминать не хочется! Даже в довольно-таки либеральных Соединенных Штатах начало "холодной войны" ознаменовалось "охотой на ведьм".
Квебек не отставал от "мировой моды". Здесь тоже был свой вождь - Морис Лё Нобле Дюплесси (Maurice Le Noblet Duplessis). Он не был диктатором в европейском значении этого слова, и избран он был демократическим путем (в 1939 году его не переизбрали, а к власти пришла конкурирующая партия; но в 1944 году Дюплесси опять победил на выборах). Он не мог похвастаться всенародной любовью: экзальтированные толпы не скандировали его имя. Он не устраивал ни лагерей смерти, ни массовых расстрелов, ни расправ с стиле "культурной революции" Мао. И войн никому не объявлял.  Но для тихой и традиционно демократичной Канады его правление ознаменовало наиболее тоталитарную эпоху в истории страны.
Дюплесси проводил политику так называемого традиционного национализма. От граждан требовались стопроцентное подчинение требованиям католической церкви, преданность традиционным ценностям, отказ от какой-либо борьбы за свои права.
Выражая интересы наиболее консервативной части общества, Дюплесси противился любым социальным и культурным реформам. Он пытался законсервировать веками существовавший порядок вещей: франкоканадцы должны были оставаться малограмотными, а значит, бедными, гордиться своей национальной принадлежностью и подвигами предков, быть добрыми католиками (при Дюплесси это означало безоговорочно выполнять любое повеление священника, каким бы оно ни было) и не любить "чужаков". Управлять провинцией по-прежнему должна была старая франкоканадская элита и высшее духовенство. Коммунистов Дюплесси преследовал активно и самозабвенно, что, впрочем, было тогда очень модно в Северной Америке.
За кулисами все было не так весело. Массовых расстрелов Дюплесси, конечно, не устраивал, но кое-какие "мероприятия" все же проводил. Если вам, дорогой читатель, доведется когда-либо держать в руках квебекскую анкету запроса на получение велфера, обратите внимание на пункт: "Являетесь ли Вы сиротой Дюплесси ? ". Нет, не подозревайте "отца квебекского народа" в излишней многодетности. Здесь все "интереснее". Как известно, добрый католик может иметь детей только во браке. Если женщина рожает ребенка не будучи замужем - это грех. Во многих странах, где влияние католической церкви было наиболее значимо, незаконнорожденных детей изымали у матерей и насильственно помещали в монастырские приюты. Такая практика, в частности, сушествовала во Франции еще в сороковые годы прошлого столетия. Но Квебек пошел дальше... Детей изымали и из недостаточно обеспеченных семей, и у безработных родителей. В дальнейшем эти дети оказывались де-факто выбракованными из общества по целому ряду причин.


Во-первых, монастыри рассматривали сирот как бесплатную рабочую силу, и с раннего возраста принуждали детей к труду наравне со взрослыми в ущерб обучению. При этом побои были самым обычным делом, а дети были начисто лишены любых контактов с внешним миром. Во-вторых, дети юридически лишались права наследования после смерти биологических родителей. Результатом подобного «воспитания» становились абсолютно десоциализированные граждане, неспособные к самостоятельному существованию, и к тому же глубоко стигматизированные статусом «детей греха». Но и это еще было не все. Многим детям в какой-то момент попросту подменили документы, представив абсолютно здоровых малышей психически больными, и передали госпиталям для отработки программы психиатрических экспериментов. Точнее, не передали. Продали. Дело в том, что финансирование подобного рода медицинских программ в ту пору находилось на высоте, а приютам денег вечно не хватало. Вот и обменяли незаконнорожденных малышей на твердую валюту. А в некоторых случаях и вовсе поменяли статус заведения с монастырского приюта на психиатрическую клинику.

Именно эти дети и получили со временем общее имя сирот Дюплесси. По разным сведениям их количество варьировалось от 20 до 50 тысяч человек, рожденных между 1949 и 1959 годами и превращенных в буквальном смысле слова в лабораторных животных. К началу девяностых годов в живых из них оставалось не больше 3 тысяч человек. На детях испытывали различные сильнодействующие психотропные препараты, надолго фиксировали в смирительных рубашках, подвергали воздействию токов разной частоты, прикрепляя клеммы к соскам, в то время как ребенок был распят и зафиксирован на обитом металлическими листами столе. А еще многих из них лоботомировали. И огромное количество из них насиловали. И девочек, и мальчиков.
Мой добрый знакомый, выживший после всех этих пыток, рассказывал, как каждый вечер дети сжимались в своих кроватях, с ужасом прислушиваясь к шагам в коридоре и гадая, кого из них уведут на растление. Он сам во взрослом возрасте пережил 32 операции по восстановлению ректума, настолько у него все было разрушено с пяти до девяти лет...
Морис Дюплесси занимал пост премьер-министра Квебека вплоть до своей смерти в 1959 году. После его кончины статус детей был существенным образом пересмотрен, экспериментальные психиатрические программы прекращены. По свидетельству психологов, освидетельствовавших выживших детей, заметная часть из них отставала по развитию от сверстников, но это было в первую очерель следствием крайней педагогической запущенности и ранней депривации. Количество детей, погибщих в ходе экспериментов, точному подсчету не поддается. Сравнительно недавно в Монреале было обнаружено крупное захоронение детских останков, расположенное неподалеку от одного из подобных пыточных заведений.

Вся история получила огласку в 1989 году, когда журналистка «Радио-Канады» Жаннет Бертран пригласила нескольких выживших сирот принять участие в ее программе. С тех самых пор уцелевшие сироты, объединившись в комитет взаимопомощи, добиваются справедливости. Первое время провинциальное правительство Квебека отказывалось в принципе признавать сам факт существования подобных экспериментов. Однако со временем провинциальное и федеральное правительства принесли свои извинения сиротам и даже выплатили части из них материальную компенсацию, хотя обставили это таким количеством условий, что получить деньги смогли далеко не все. Со стороны Католической церкви извинений до сих пор так и не последовало.

Абсолютное большинство выживших сирот оказалось не приспособлено к нормальной жизни. Трудности с социализацией, девиантное поведение, склнность к суициду – вот далеко не полный список того, через что им пришлось пройти. Мой знакомец в свое время совершил пять попыток суицида, много лет проходил интенсивную психологическую реабилитацию. Сейчас, в свои почти шестьдесят лет, это самый добрый, любящий и заботливый человек, рядом с которым очень тепло и радостно находиться. И только одна тема заставляет его напрягаться и непроизвольно принимать позу защищающегося человека. Тема эта церковь. Сказать, что он не любит ее и ее служителей, это крайне смягчить формулировки. Для него это на всю жизнь личные враги.

(Чтобы не слишком пугать читателей, я опустила слишком шокирующие подробности из рассказов Анри. Но он мне рассказывал куда больше, чем то, что обычно попадает в публикации.)
Tags: Квебекская жизнь, история
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →