Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Мне тут мой любимый массажист подкинул небольшую работу - попросил обметать оверлоком новые простыни, которыми он застилает массажный стол. У него вообще с гигиеной все строго, перед каждым клиентом простыни непременно меняются, и пользуется он исключительно мягкими и уютными тканями, обязательно однотонными, приятных насыщенных цветов. И вот сейчас как раз он закупил новую партию фланели, раскроил ее под нужный размер, и попросил меня срезы обработать.

Заглянула я в пакет, и случился у меня натуральный флэшбек, живо напомнивший времена падения приснопамятного СССР. Дело в том, что довелось нам с Евгением Константинычем начать размножаться в весьма любопытный исторический момент. Так сложилось, что я даже точно знаю день, когда у нас получился младенец Димитрий, было это 1 октября 1990 года. Кто в ту пору прекрасную был в сознательном возрасте, наверное, никогда не забудет стерильность магазинных полок и блистательное отстутствие любых товаров детского ассортимента. Старшее поколение незлым тихим словом помянуло нашу непрактичность и отстутствие разумного планирования, и включилось в марафон по добыванию детского приданного. Общими стараниями к марту 91-го антресоль здоровенного платяного шкафа была забита связками ползунков и колготок, коробками с обувь всех размеров примерно до первого класса школы, пижамами на трехлетку, распашонками и кофточками шести размеров. Был даже роскошный гипюровый "уголок", чтобы красиво заворачивать младенца в одеяло при уличных прогулках.

Короче, было все, кроме главного - пеленки отсутствовали как класс. В магазине их найти  было труднее, чем красную икру. Остался один выход - попытаться купить ткань и нарезать самим. С тканью дело обстояло чуть-чуть лучше. Но только чуть-чуть. И вот одним холодным весенним утром по дороге не работу вздумали мы с ненаглядным выйти из метро на станции "Дзержинская" и подойти к открытию в центральный "Детский мир", а вдруг повезет? И о удача! На ступеньках черного хода виднелся хвост весьма возбужденной очереди. Путем несложных расспросов удалось выяснить - "дают" фданель и ситец, причем чуть ли не по десять метров в одни руки. Решение было однозначное - брать! Оценив масштаб очереди, тянувшейся извивами до четвертого этажа, мы поняли, что родное производство, видимо, сегодня обойдется без нас. Начальство, к счастью, отличалось пониманием, так что договориться с ним по телефону большого труда не составило. И мы принялись ждать.

Сколько времени очередь шла, этого я уже за давностью срока не скажу. Пузатеньких нас там было не мегьше половины, так что всем было одинаково "весело". Наконец, ближе к обеденному перерыву, мы добрались до прилавка. Фланель нам досталась весьма симпатичная, а вот с ситцем на легкие пеленки случился облом - все светлое давно разошлось, и единственное, что нам могли предложить, это насыщенный голубой хлопок. Трезво оценив свою способность еще раз отстоять такую же очередь со столь же непредсказуемым результатом, мы решили брать, что дают. Дома добытый с таким трудом материла был заботливо постиран (каждая ткань отдельно) и нарезан на прямоугольники. Дальше я каждый из них наметала по краям, а мой драгоценый собственноручно прострочил все на ножной подольской швейной машинке, потому как мы с пузом в эту деревянную коробочку уже не вписывались.

Одним словом, к торжественной выписке из роддома все оказалось готово. Причем настолько готово, что я до самой отправки в роддом в последний день стояла перед гладильной доской, отпаривая распашонки и чепчики и все раскладывая по пакетам с записками, что зля выписки, а что на потом. А неделю спустя мы вернулись домой с активно писающим младенцем. И о памперсах в еще не совсем рухнувшем СССР никто слыхом не слыхал, так что пеленки с марлевыми подгузниками пошли в ход со страшной скоростью. К вечеру стиральная машинка была доверху заполнена мокрыми тряпочками, причем отсырело все, включая новенькие простынки и распашонки. Новоиспеченный папа, обладавший недюжинным опытом прачки, мужественно взял процесс стирки на себя. Детское мыло было натерто на крупной терке и засыпано в барабан "Эврики". Теплая вода залита ровно до требующегося уровня. Все режимы полоскания тоже были скрупулезно соблюдены. Когда наконец машинка закончила козлиные скачки по кухонному линолиуму, Константиныч отшелкнул застежку барабана и метко охарактеризовал увиденное емким неопределенным артиклем из трех букв...

... Все свежепостиранное детское бельишко отличалось ровной голубой окраской, через которую в отдельных случаях можно было смутрно разглядеть исходный рисунок. Кто ж мог предположить, что зловредные пеленки покрашены настолько нестойкой краской, что они будут линять при каждой стирке? Зато с того момента у окружающих не было вопроса, мальчик у нас или девочка, цвет бельишка давал абсолютно однозначный ответ на этот вопрос.

И вот, двадцать три года спустя, ко мне вновь вернулись голубые простынки Того Самого цвета...

А на вопрос, хочу ли я Back in the USSR у меня ответ один -  Never ever! Наигрались досыта, спасибо.
Tags: Семейный архив, Семья
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments