Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Французский дневник-24

Крошечный городок St Gilles попал в наши планы благодаря короткой заметке в мишленовском путеводителе. Буквально три строчки мелким шрифтом, но их хватило, чтобы я сказала "Это оно, нам туда надо." Но одно дело сказать, и совсем другое - попасть, хотя мимо поворота с белой стрелочкой, указывавшей верное направлние, мы проезжали по два раза на дню. Но вот наконец настал довольно ветреный и прохладный день, когда с утра на пляже делать было нечего, а далеко уезжать тоже не хотелось, и посему дорога легла в камаргские дебри. Туда, где на полпути между Арлем и Нимом раскинулся сонный охристо-золотисто-розовый город имени святого Эгидия.

Как гласит Золотая Легенда, монах Эгидий был чуть ли не сыном афинского царя, но презрел все прелести мира и укрылся в девственных лесах Септимании, где его единственным другом и спутником был олень. Любовь к четвероногому другу едва не стоила Эгидию жизни, когда охотники вестготского короля Вамбы в раже погони по ошибке вогнали стрелу вместо дичи в отшельника. Однако же Эгидий выжил, и настолько поразил своим смирением благочестивого короля Вамбу, что тот даровал ему обширные земли, на которых и было основано аббатство во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Настоятелем монастыря стал сам Эгидий, и там же он и упокоился в самом начале восьмого века. Сразу после его смерти аббатство стало местом массового паломничества и одной из важнейших остановок на пути в Сантьяго де Компостелла. Два столетия спустя после кончины Эгидий, с чьим именем связывали многочисленные чудесные исцеления, в том числе и от Черной Оспы, был прославлен в лике святых, а аббатство было переименовано в его имя.

"Золотой век" обители длился с 12 по 15 столетие. Именно тогда портики были украшены дивной резьбой, и внутреннее убранство тоже блистало красотой и тонкостью работы. Но... настала эпоха религиозных войн, протестанты на юге Франции отличались сугубым рвением и страстью к иконоборчеству. Так что на фотографиях ниже вы можете в полной мере оценить весь тот урон, который их шаловливые ручонки нанесли одной из древнейших и красивейших обителей. Правда, нало сказать, граждане санкюлоты парой столетий позже им в этом деле тоже изрядно пособили. Останки святого Эгидия в середине шестнадцатого века от греха подальше перенесли в Тулузу и там бережно хранили на протяжении трех столетий. И это было очень верное решение, учитывая то, во что за это время было превращено аббатство. Правда, это тут же привело к резкому сокращению числа паломников, однако после возвращения мощей на место этот интерес вспыхнул вновь и не иссякаяет по сю пору, учитывая то, что хранящаяся в аббатстве плащаница св.Эгидия согласно легенде избавляет дам от бесплодия. Правда, в тот день, когда мы были в городке, аббатство оказалось закрыто, так что нам пришлось удовольствоваться исключительно внешним осмотром. Но и это было прекрасно! Я там в буквальном смысле приросла к ступеням, фотографируя каждую скульптуру, каждый резной завиток. Не знаю, как у вас, а у меня в голове просто не укладывается, что вся эта филигранная красота существует уже девятьсот (!) лет...





















Останки более древней абсиды аббатства.




Единственное сравнительно новое монастырское строение - звонница 18 века.




Если я не ошибаюсь, это памятник папскому легату Пьеру де Кастельно, убитому в монастырской церкви 14 января 1208 года. Его смерть стала формальным поводом для начала Крестового похода против альбигойцев. А заодно и послужила поводом для отлучения от церкви графа Раймонда Шестого Тулузского, послужившего прототипом небезызвестного Жоффрея де Пейрака. Граф Раймонд завел в своих краях немыслимые по тем временам вольности, резко возражал против всякого рода войн, да еще смел вступать в полемику с папским престолом. Неслыханное вольнодумство! За такие "подвиги" властителя повязали, ввели с веревкой на шее в храм, где и подвергли публичному бичеванию прямо перед алтарем, после чего состоялось его отлучение от церкви. Раймонд был вынужден принести публичное покаяние перед папой, временно прощен, и повторно отлучен от церкви в 1211 году после того, как он публично выступил против альбигойского похода и Симона де Монфора лично. Однако в отличие от литературного героя отделался он сравнительно благополучно - дело закончилось всего лишь ссылкой в Англию. Что любопытно, память о нем хранят даже в весьма отдаленных от Франции местах. В частности, портрет Раймонда (точнее, сцена его диспута с легатом) изображена на потолке Верховного Суда Миннесоты, где неугомонный граф фигурирует в компании Конфуция, Сократа и Моисея, олицетворяющих разные аспекты закона.
















Ну как может во Франции называться главная городская площадь, пусть и перед собором? Естественно, площадь Республики!
















Слева св.Иаков, а кто справа - не ведаю.






















Ну это и без слов понятно, что за сюжет...







Каждую колонну поддерживают группы разных зверей, ни одна из них не повторяется.






















А вообще, надо сказать, хорошо в 12 веке храмы строили. Сколько боев за это здание было, как отсюда засевших в обороне протестантов выбивали, а ведь уцелело в основном, нам на радость.
Tags: Лангедок, Отпуск, Путешествия, Фото-2013, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments