Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Этим полукреслом мастер Гамбс...

Короче говоря, решила я подредактировать и выложить кое-что из моих ранних баек. Кто это уже читал, не обессудьте :)))

История первая. Эмиграция как способ избежать ремонта

А началось все тихой октябрьской ночью 1993 года. Мой материнский марафон слегка сбавил темп и я потихоньку начала оглядываться окрест себя. М-да... Окружающее не радовало. Квартирка, отремонтированная аж в Московскую Олимпиаду, явно требовала решительных действий.

- Дорогой, - спросила я мужа, - Как ты думаешь, не сделать ли нам летом ремонт?

- Ни за что, - тут же возмутился муж, - Во-первых, дети еще маленькие, а во-вторых, я вообще эту квартиру рассматриваю только как временную. С двумя мальцами в России нам делать нечего. (Ну конечно, какой нормальный мужик сходу согласится ремонт делать! А так законный способ отказаться налицо.)

Для меня это было несколько неожиданно, но спорить я не стала. Дело в том, что муж незадолго перед тем вернулся после трехнедельной стажировки из Франции, вспомянул босоногое парижское детство и совковые реалии воспринимал с большим трудом. Незаметно - незаметно проскочил еще год, к заветной теме мы больше не возвращались, пока не случился штурм Грозного. На другой день муж впервые принес в дом газету "Иностранец", обнаружил в ней рекламное объявление адвокатской конторы "В.P. Immigration Services" и отправился на разведку в контору где-то на Басманной.

Вернулся он, мягко говоря, обескураженным. Мало того, что адвокат только в качестве гонорара хотел 4 тысячи долларов, не говоря о расходах на оформление бумаг в посольстве и на медосмотр, он дал еще и более чем странные рекомендации. Например, он заявил, что наша ситуация является абсолютно гиблой. Посольство ни за что не пропустит человека, имеющего университетское химическое образование и 14-летний стаж работы, но последние полтора года работающего в крупной французской фирме инженером по продажам. Поэтому мужу не остается ничего лучшего, чем фальсифицировать трудовую книжку, сделав вид, будто он работу не менял. При этом из поля зрения напрочь выпал вопрос, что делать, если посольство вздумает устроить нам проверку на лояльность и запросит другие страны по консульским каналам , не посещал ли их такой-то Имярек. Тут-то и всплывет, что посещал, и что работает далеко не там, где говорит. И общий привет.

В общем, посидели мы, анкетку проанализировали и поняли, что заполнить ее мы, худо-бедно, сможем и сами. Подали мы предварительную анкету только в декабре 1995 года, потому что почти год потребовался нам на то, чтобы накопить необходимую для подачи сумму. За этот год мы выкачали максимум полезной информации из Интернета, досконально изучили каждый номер "Иностранца" и окончательно укрепились в не самом теплом отношении к всяческим адвокатским конторам.

4 декабря 1995 года настал решительный момент - мы подали предварительную анкету. Умом понимали, что баллов у нас за глаза, что спокойно можно сразу основную анкету подавать, а во поди ж ты, решили все же подстраховаться, пройти последовательно все этапы. Следующий год прошел под знаком великого ожидания. Нет, все бумажки приходили в срок, переписка активно двигалась как в ту, так и в другую сторону, но ведь мы же не ищем для себя легких путей. Мы выбрали Квебек для своей будущей жизни, а это значит, что мы почти на полгода продлили канцелярско-бюрократическое удовольствие.

Почти независимый Квебек свою иммиграционную политику проводит только через собственные представительства, ближайшее из которых находится в Вене. Соответственно, в Австрию отправилась наша предварительная анкета, потом туда же уплыла основная. А бюрократия - она и в Австрии бюрократия. Если написано, что решение должно быть принято в течение 3 месяцев, можно не сомневаться, что его примут в самый последний день. Плюс почта, которая по Европе идет 2 дня, а по Москве 3 недели.

Наконец дожили, настал наш светлый день. На четвертое декабря нас пригласили в Посольство на интервью. Естественно, ощущали мы себя достаточно пакостно. Вроде все козыри при нас, досье у мужа в "дипломат" не помещается, на любой вопрос "а как насчет...?" тут же готова бумажка на двух языках "так мол и так", а все равно чувство как перед госэкзаменом по научному коммунизму. Господи, и до чего же все легко и быстро проскочило. Посидели, мило побеседовали за жизнь, бумажку подписали, что гарантируем иметь при себе требуемую сумму, вроде и расходиться пора.

Тут любезнейший дипломат, прежде чем проставить в бланке сумму наших баллов, лезет в свое досье и с большим прискорбием сообщает, что профессия химика в Квебеке регламентирована. Приехали, называется. Но на самом деле у нас еще есть шанс. Нужно по переписке вступить в Орден Квебекских химиков, сообщить об этом в венское представительство и только после этого получить сертификат квебекского соответствия (CSQ), если, конечно, результаты медосмотра не подкачают. На том и разошлись.

Выдали нам в посольстве полный список поликлиник, где можно пройти обследование, который я и обзвонила. Главным критерием были минимальная цена и наиболее короткая процедура. Оптимальным для нас оказался канадский медицинский центр на Мичуринском проспекте, куда мы и записались на 11 декабря. Вся неделя прошла спокойно, однако в ночь перед осмотром наш младшенький повел себя весьма буйно. Сам не спал и другим не давал. Сначала у него просто болел живот, потом начались более веселые явления. На родительские расспросы ребеночек отвечал, что в яслях накануне селедка была невкусная.

Легкомысленные родители решили невзирая на тревожные симптомы на осмотр все же идти. По дороге ребенок старательно изображал умирающего лебедя, идти сам отказывался и периодически играл в пресловутого новогоднего зайчика, который не может выйти из-под лесенки (после вчерашнего...). Во избежание расспросов в медицинском центре мы сами сразу сообщили, что ребеночек накануне слегка потравился в саду, но ничего страшного нет. Персонал отнесся весьма спокойно, и нашим детям в пользование была предоставлена прекрасная игровая комната с большим запасом игрушек, книг, качалок и пр. Заинтересовало это только старшенького, который с большим кайфом поиграл в футбол прямо в коридоре, что, почему-то, не возмутило ни одного врача.

У родителей тем временем откачали толику венозной крови (прочее опустим), и позвали всю компанию в кабинет антропометрических измерений. Первым в руки медсестры попал папа. Бедная девочка смерила ему давление и слегка испугалась. "А чего это оно у Вас такое низкое?" , - говорит. "А это я ночь с ребеночком не поспал" , - отвечает папа. "А у вас, мамаша, почему разница всего 20 мм?!" "А это я здоровьишко подорвала еще 10 лет назад на картошке" , - говорю. Обошлось. Потом замерили всем рост, вес, стали зрение проверять. Папа, мама, Митя - все в порядке. Дошла очередь до Костика. Поставили ребенка на рубеж, медсестричка ему одну картинку показывает, другую, ребенок молчит. Поставили поближе, может у него зрение неважное, опять молчит. Спрашивать стали погромче - может у него и со слухом проблемы, все равно молчит. Бились - бились, наконец ребенок басом заявил "Не хочу говорить" и попытался заснуть в уголке на коврике.

Вскоре позвали нас в кабинет к врачу. Сидит симпатичный, достаточно молодой мужик, как оказалось, тоже из Монреаля. Папа ему снова рассказывает трагическую историю про потравленного младенца, который к тому времени просто тряпочкой висел на руках. Мужик оказался с пониманием, не прогнал. Только когда Костика осматривал, все интересовался "Мальчик, рыбки не хочешь?", чем вызывал идеальный рвотный рефлекс. Кстати, как оказалось, сам он по профессии кардиохирург, а в Москве семейным врачом подрабатывает для прибавки бюджета. Изучал он нас всех в общей сложности минут 10 - 15, потом повел малого обратно в первый кабинет, и там Костик ему и звездочку показал, и машинку. "Все у вашего ребенка со зрением в порядке", - порадовали. Потом малец признался, что не хотел сначала отвечать, потому что медсестра ему не понравилась.

Короче, сделали нам рентген и отпустили с миром. На следующий день вся семья слегла с тяжелейшим гриппом, последствия которого аукались нам до конца января.

Проблема с Орденом химиков решилась на удивление просто. Через Интернет мы запросили в этом самом ордене необходимые бумаги и примерно через 1,5 месяца их получили. Для аккредитации требовалась подробная учебная ведомость из университета с указанием всех сессионных оценок (даже не включенных в диплом) и количество прослушанных часов по каждому предмету. Затем нужно было заполнить соответствующую анкету, приложить список своих публикаций, и, САМОЕ ГЛАВНОЕ, представить документ, что соискатель не меньше 2 лет обучался на французском языке (подчеркиваю, не учил язык, а изучал все предметы на нем самом). С этим нам тоже повезло. Дело в том, что в детстве Женя с родителями 7 лет прожил в Париже, действительно, 5 лет учился в настоящей французской школе, а после возвращения заканчивал московскую спецшколу "с преподаванием ряда предметов на французском языке". Поэтому он сам составил соответствующее письмо от имени директора этой школы, которое тот с легкостью подписал. Помимо всего этого необходимо было оплатить банковским переводом вступительный взнос, что-то около 200 долларов (канадских) и квитанцию перевода тоже вложить в письмо.

Результаты медобследования и CSQ пришли в Посольство в начале мая. Перед этим мы пережили три весьма неприятные недели. Началось все с того, что Ольга - курировавшая наше дело сотрудница посольства, позвонила и поинтересовалась у меня, почему мои медкарты из Лондона не вернулись. Я затруднилась с ответом, поскольку была на 100 % уверена, что мы все четыре документа отправили в одном пакете, так что если кто и знал хоть что нибудь о судьбе пропавшей анкеты, так это лондонские чиновники. Дальше пошла сплошная круговерть из звонков и факсов в Лондон, причем и Ольга, и мы старались на равных. Наконец Ольга позвонила мне, сообщила, что документы, наконец, вернулись, причем в чужом пакете, после чего выдала потрясающую фразу: "Вы, - говорит, - в Лондон документы прислали под самое Рождество, а у них под праздники всегда такой бардак!" При этом в ее голосе прозвучало неподдельное восхищение. (Комментарий по ходу дела - как показала вся наша дальнейшая жизнь, бедлам в делах - норма жизни здорового квебекца.)

Последующие четыре месяца были до отказа забиты предотъездными хлопотами. Все эти заморочки с ликвидацией мебели и прочего барахла, со сборами - что нужно брать, а что нет, с выписками из квартиры и получением загранпаспортов... На самом деле, дела складывались довольно удачно, просто слишком много их было сразу.

На десерт мы получили двухмесячное ожидание паспортов. Само по себе это совсем не страшно, но у нас получилось так, что квартира была уже продана в начале августа, а паспорта выдали в начале сентября... Конечно, с квартирой можно было бы и подождать, но как раз тогда раздались первые звоночки, предвещавшие кризис. Буквально в считанные дни цены упали на 15%, что по тем временам было весьма немало, и по Москве "встали" десятки и сотни "замороженных" квартир. Рисковать не хотелось, так что, как только возник реальный покупатель, мы сразу подписали контракт. Пикантность ситуации придавал тот факт, что все наши родственники и друзья поголовно обитали в двухкомнатных квартирках, явно не рассчитанных на многочисленных подселенцев. А нас-то было четверо, да еще багажа немерено... Короче, пришлось делиться (в смысле, на группы).

Дети отправились к деду, мы с Женей и багажом до конца летних каникул обитали у жениной сестры. Потом каникулы кончились, с дачи вернулись бабушка с девочками, нам пришлось искать другое пристанище. Так что в течение полутора месяцев мы, дети и багаж кочевали по городу, изредка встречаясь друг с другом. Финальное воссоединение произошло лишь за неделю до отъезда, когда нам во временное пользование перепала однокомнатная квартира, которую мы и заполнили собой до отказа.

Следующее развлечение случилось во время отправки багажа. В доме была консьержка, точнее - три. Дежурили они по очереди. Когда мы свое барахло втаскивали в дом, дежурила одна из бабуль. Мы ей все объяснили, предупредили, когда будем отправлять, а она пообещала предупредить о нас своих коллег. И забыла. Так что очередная бабуля перекрыла своим упитанным телом дверь, изъявив желание лечь трупом, но не пропустить грузчиков с коробками. Да еще порывалась при этом вызвать милицию. Спасибо, хозяин квартиры в это время вернулся с работы. Только его заступничество и позволило в конце концов отправить наши ящики по назначению.

Очевидно, для пущей остроты ощущений, мы предотъездные несколько месяцев читали исключительно Тополя с Севелой, в особенности их рассказы об отъезжающих за рубеж. Так что параноидальная паника "Вот сейчас задержат - не выпустят - на таможне все отберут" на несколько месяцев отравила существование всему семейству. Не знаю, как Женя, а я до последней секунды ждала, что вот-вот что-нибудь обязательно стрясется. И только в нейтралке, с пакетом молока и крошащимся печеньем в дрожащих руках почувствовала - свершилось, этот Рубикон уже пройден безвозвратно...

Tags: Байки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments