Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Французский дневник, день 1, окончание

Три года назад, во время Лангедокской поездки, мы довольно много времени провели в замке города Эг-Морт, в частности, в его главной башне, много лет служившей одной их страшных тюрем Франции. Тогда мы первый раз соприкоснулись с трагической историей протестантизма, но это был больше давний исторический эпизод, не более того.  И нам в голову не могло придти, что некоторое время спустя нас это коснется вполне плотно и конкретно. А началось все с того, что незадолго до нынешнего отпуска Константиныч вдруг осознал, что семейные легенды таки имеют под собой почву. И что легендарный ардешец Бланк, от которого пошли в 18 веке российские Бланки, на самом деле существовал. Правда, выяснить его сословную принадлежность сейчас уже весьма затруднительно, а версия о принадлежности в свите принца Генриха Анжуйского, скорее всего таки выдумана кем-то из Семеновых-Тян-Шанских. Но это уже частности... Главное, что Бланки в Ардеше жили, что были они протестантами, и что им пришлось после отмены Нантского эдикта бежать за границу, чтобы спасти жизнь.

Так родилась идея съездить в Музей Протестантизма и поближе узнать, как же жилось во Франции сторонникам Лютера и Кальвина. Спланировали мы дорогу так, чтобы попасть в этот музей на пути из Лиона в наше горное уединение. Ну и места там, я вам доложу... Не знаю, как доблестная французская армия во время оно месила эти немощеные дороги, да еще таща за собой вооружение, фураж и прочие жизненно необходимые припасы. Зато я очень хорошо понимаю, почему сторонники альтернативного христианства забрались на такую труднодосягаемую верхотуру. По этим извилистым тропам хорошо если мул пройдет, ну или осел какой. Узко, страшно, высоко и невероятно извилисто... Одним словом, райское местечко для тех, кто не в ладах с государством. Но зато и красиво так, что дух захватывает. Когда уже вся экскурсия закончилась, Женя меня никак дозваться не мог, чтобы дальше ехать. А я как припала к изгороди, по виду, неизменно стоявшей там и двести, и триста лет назад, так не могла оторваться от этого покоя  и тишины.

В общем, заходите под кат, смотрите на снимки с пояснениями, открывайте их в полном размере. И не забывайте, что я любой закорючке  комментариях очень рада.




Вот так выглядел типовой крестьянский дом в этих краях. Поскольку ровных поверхностей было крайне мало, их оставляли в основном под сельское хозйство, а строения цеплялись за склоны и являли собой весьма причудливые конструкции что извне, что изнутри. При этом каждый клочок земли использовался с максимальнйо пользой, дома плотно соседствовали с хлевами, а разницу в уровнях использовали для того, чтобы с верхнего яруса самотеком засыпать корма скоту в ясли. Конкретно этот дом был выстроен в пятнадцатом веке и представляет собой классический образец так называемого "укрепленного дома", способного выдержать средних размеров осаду.b

Вообще, в целом мы об истории религиозных войн во Франции знаем крайне мало. В лучшем случае слышали про Варфоломеевскую ночь и осаду Ла Рошели. и то благодаря, главным образом, Дюма и Просперу Мериме. Ну еще, возможно, кто-то вспомнит доброго короля Анри Четвертого (хорошо, если не благодаря песенке из "Давным-давно").  А ведь борьба за свободу совести длилась добрых 260 лет,  и разрешилась только в 1789 году благодаря принятию декларации прав человека и гражданина. А до того периоды относительно мирные сменялись репрессиями, когда протестантские храмы сносились до основания, а проповедников и особо упорных мирян десятками публично казнили в крупных городах типа Монпелье.  Было время, когда после принятия Нантского эдикта на землях Ардеша стояло более ста тридцати (чуть ли не до трехсот, но тут я боюсь наврать с цифрами) протестантских церквей. А когда девяносто лет спустя, при Короле-Солнце, этот эдикт был отменен, от всех этих строений осталось всего три. Остальные были в буквальном смысле раскиданы по камешку.

Понятное дело, простым крестьянам от этого всего приходилось несладко, поэтому приходилось постоянно готовиться то отбивать атаки правительственных войск, то еще как защищать свои взгляды и верования. Естественно, это наложило свой отпечаток на все стороны ардешской жизни.




Основное растение здешних лесов - съедобные каштаны. В течение столетий вся пищевая цепочка здесь была выстроена с испольщованием каштанов в самых разных формах. В итоге это сыграло с ардешцами злую шутку, когда в эти края завезли заморский картофель. Пейзане настолько привыкли к тому, что на зиму продукты надо сушить и смалывать в муку, что попытались ровно так же обойтись с картофельными клубнями. Но полученная подобным образом мука не годилась для выпечки, ее никак нельзя было приспособить к делу, и ардешцы забили на странный заморский овощ, в течение нескольких столетий выращивая его исключительно как цветочную культуру. И только в середине 19 века заезжие гости из других регионов объяснили наконец, как надо готовить загадочные клубни.







Внутренний дворик. Здесь хорошо видно, что так называемый "укрепленный дом" на самом деле состоит из нескольких зданий, обнесенных общей внешней стеной, и соединенных лестницами и переходами.




Древний хлев ролностью перепрофилирован. Теперь в нем действует часовня, где время от времени проходят богослужения. А летом в этом доме неофициально несколько недель живет гостящий пастор, и к нему на беседы собираются последние уцелевшие в окрестных деревнях гугеноты.



Пути, по которым из Ардеша разбегались спасавшие свои жизни протестанты. Стлерка в верхнем правом углу указывает ан Санкт-Петербург. Это как раз наш вариант, как вы понимаете. Хотя, скорее всего, "наш" Бланк был не единственным, кто в конце концов оказался в более толерантной к иноверцам России.






Типовая обстановка деревенского дома, сохранявшася практически без изменений чуть ли не до Второй Мировой войны.





Чем-чем, а кружевами те края славились издревне.





Казалось бы, обычный очаг, да? Как бы не так. Обычно протестантский дом был нашпигован самыми разными тайниками, позволявшими спрятать от королевских солдат что угодно, от карманной Библии до цельного проповедника.






Вон видите металлический лист, из-под которого пробивается свет лампы? На самом деле света там никакого не было. Зато была (и есть) яма такого размера, что в ней спокойно помещается немелких размеров мужчина, иной раз еще и с некоторым запасом еды и питья. Обычно если в доме находился странствующий проповедник, у окна постоянно дежурил наблюдатель, следящий за дорогой и в целом обстановкой в деревне.  Отверсти в центре очага оставалось открытым, металлический лист лежал рядом, а огон был разведен в сторонке. По сигналу тревоги проповедник сигал в дыру, отверстие закрывалось листом, сверху нагребались горящие дрова. подбрасывалась парочка новых полешков, и никакому патрулю в голову не приходило, что тот, на кого они охотятся, находится от них на расстоянии меньше двух метров.






Спальня с тыльной стороны очага. Мало того, что она обогревалась за счет приготовления пищи, в ней тоже хватало тайников и в одежном шкафу, и за зеркалом.





Совершенно невинная с виду ниша в стене. На самом деле, это тоже тайник для Библии. Причем потайное отверстие сделано в правой верхней части ниши. Почему там? Все очень просто. Королевские солдаты, проводившие осмотр зданий, на левой руке имели всякое громоздкое оружие, поэтому орудовать могли только правой рукой. А те части ниши, до которых таким образом можно было добраться, являли собой глухие стенки. Библию же прятали, соответственно, левой рукой.





Мемориальная доска в память о последних хозяевах того дома, где располагается музей.  Пастор Пьер Дюран был повешен в Монпелье в 1732 году вместе со многими единоверцами. Его младшая сестра Мари, в 18 лет только-только вышедшая замуж, была разлучена с мужем и заключена в ту самую башню Констанции в Эг-Морте,о которой я упоминала в самом начале. Когда в очередной раз нравы в государстве смягчились и протестантов перестали преследовать, об узницах башни просто-напросто забыли. Мари вернулась в родной дом только когда ей исполнилось 57 лет. Ни о каком продолжении рода уже, естетсвенно, речи не шло...





Вот так фасад дома выглядит с нижней улицы.





Просто деревенская улица.

















Уличная печь, скорее всего, для сушки каштанов.






И вот такие там совершенно сказочные просторы.









Кстати, что интересно, Ардеш до сих пор остается самой реформаторской провинцией Франции. Если на дорожном указателе написано "церковь", по умолчанию это будет означать именно протестантский храм, все прочие конфессии, включая католическую, будут указаны прямым текстом.

А вот здесь лежит мой давний рассказ про Эг Морт и Мари Дюран. 
Tags: Ардеш, Франция
Subscribe

Posts from This Journal “Ардеш” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →