Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Вот они - мои бабушки

Это еще до войны.

А эта фотография

тоже довоенная.

Баба Зина моя на ней слева, в темном костюме. А справа, в галстуке-бабочка и с фотоаппаратом, некто Дм.Кабалевский :))

У них в компании тогда было много интересных людей, в двадцатые годы бабуля занималась в студии МХАТ, так что Кторов, Грибов, Яншин для нее были просто приятелями молодости. Впрочем, в более поздние годы они не общались - бабуля очень круто изменила всю свою жизнь, порвав с бурной богемной молодостью.

А из имен довоенных ее друзей осталось у меня в памяти только одно - Серафим. Собственно, был он другом не столько бабушки Зины, сколько всех троих сестер. А услышала я о нем вот при каких обстоятельствах.

Среди пожилых бабушкиных друзей-одуванчиков выделялся один относительно молодой человек - Алеша. Был он чуть-чуть постарше моих родителей, но ни "дядя Алеша", ни имя-отчество ему совершенно не подходили. Просто Алеша и все. Тогда я не знала, как объяснить его непохожесть на других людей. Сейчас бы сказала - юродивый. Безмерно добрый, постоянно смотрящий куда-то туда, куда нам путь закрыт, совершенно не от мира сего.

Пока я была маленькая, мне говорили, что Алешин папа Серафим умер, когда мальчик был совсем маленьким. Бабушки мои очень горевали по умершему другу и сильно полюбили его сына. Так он и вырос, считая их чуть ли не своими родными тетками.

Потом, во времена уже менее людоедские, баба Галя рассказала, что Серафим был обычным школьным учителем. В начале войны неосторожно рассказал в учительской анекдот, за что очень тяжело поплатился. Не знаю, сидел ли он в тюрьме - скорее всего, да, но в конце сороковых его отправили в ссылку в Казахстан, где он и умер, не дожив до амнистии 53-го. Жена и старшая дочь пытались как-то отгородиться от всей этой истории, чтобы сохранить нормальную жизнь и карьеру. А Алеша так и остался навсегда сыном врага народа. В институт ему хода не было, поэтому каким-то образом он выучился на художника и тем зарабатывал себе на жизнь, вечно пропадая в лесах - только там он и чувствовал себя хорошо.

И только после смерти всех моих бабушек, разбирая семейный архив, я наткнулась на письма Серафима. Оказывается, старушки мои поддерживали с ним переписку все годы, что он был в ссылке. Посылали по возможности какие-то передачи, узнавали, как дела идут у дочки, опекали Алешу... И никогда ни единым словом никому об этом не рассказали...

Перед нашим отъездом я эти письма отдала Алеше.

Tags: За жизнь, Семейный архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments