August 8th, 2007

калифорния1

(no subject)

Я - безумная бабка, так и знайте. Наши девочки еще только через четыре дня должны лететь, а я уже с ума схожу, все ли будет благополучно, как Иришка перенесет перелет, не заболеет ли перед отъездом. На столе выстроилась шеренга плюшевых зверей, кукольные платьица (да-да, те самые, которые я шила своим любимым куклам 30 лет назад) отмокают в стирке - у ребенка все игрушки должны быть чистыми и нарядными. Мальцы в предвкушении надраили все окна и довели детскую комнату просто до нечеловеческой красоты и порядка. Осталось достать поближе книжки со сказками и все, к приему внучки мы готовы...
калифорния1

(no subject)

Достоевского помните? Разговор Ивана с братом Алешей о слезинке ребенка и о родителях-садистах. И что Алеша ответил - помните? Это - "дремучий" 19 век, речь идет о детях пяти - семи лет, не младше.

А это - "просвещенный" 21, письмо матери о своих методах воспитания:

... Такое ощущение, что у нас одни педофилы кругом. ... Уроды моральные. Я свою если порю, то только рукой, не больше пяти раз и только за дело. Она сама знает, что за дело, поэтому не ругает меня. Только иногда спрашивает: "Зачем меня бить?" Ей два года, кстати. ... Как шлепала, так и буду шлепать. Иначе нос дерет кверху и хулиганит. Хотя, если честно, не помогает. 

Я много чего понимаю, и что ребенок может так вывести из себя, что сорвешься и в сердцах наподдашь ему.  Но возводить телесные наказания в принцип, да еще по отношению к двухлетнему ребенку, который только-только начинает соображать, что можно, что нельзя - это у меня в голове не укладывается.  

...есть  особенное свойство у многих в человечестве - это любовь к истязанию  детей,  но  одних детей. Ко всем другим субъектам человеческого рода эти же  самые  истязатели относятся даже благосклонно и кротко как образованные и гуманные европейские
люди, но очень любят мучить детей, любят даже самих детей в этом смысле. Тут именно незащищенность-то этих созданий и  соблазняет  мучителей,  ангельская доверчивость дитяти, которому некуда деться и не к кому идти, - вот это-то и распаляет гадкую кровь истязателя.
 

Ф.М.Достоевский