May 8th, 2009

калифорния1

(no subject)

Зашел сейчас в дружеском журнале разговор о  военных трофеях, которых в нашем детстве было еще довольно много. В итоге перетаскиваю сюда мой комментарий, пусть в дополнение ко всей семейной истории остается.

Мне до середины 80-х годов шили платья по моделям из трофейных журналов мод. А еще у нас был потрясающий аккордеон с перламутровыми клавишами и кнопками, но кто его привез и откуда - не знаю. Скорее всего, все-таки папин двоюродный брат, но откуда - из Германии или из Маньчжурии - этого уже никто не скажет.

И был японский кинжальчик для разрезания бумаги в виде миниатюрной катаны. Это точно с Дальнего Востока.

А еще совершенно дурацкая игрушка была, папа обожал ей гостей пугать, а я ее терпеть не могла, потому что пальцы потом болели немилосердно. С виду это просто старинная потемневшая монетка, словно случайно кем-то забытая на краю стола. Человек непроизвольно пытается ее поднять и в этот момент раздается взрыв. То есть, не взрыв, конечно, просто взведенный потайной боек с силой лупит по пистону. Но когда такое происходит в руках, да еще человек не ожидает такого подвоха от простой монеты - брррр, мне не нравилось. Тем более, что было-то мне всего лет 5 - 6, когда меня впервые этой штукой напугали.

Главное, при этом неизбежны и ожоги, и ушибы, потому что боек умудрялся каким-то образом по пальцам попасть тоже. Совершенно фашистская игрушка была. Мама потом очень радовалась, когда от старости пружина в "монетке" развалилась и больше ее починить уже не удавалось.
калифорния1

(no subject)

Тут вот еще что вспомнилось, по-моему, я об этом не рассказывала. Дед мой, папин папа, всю войну прошел без единой царапины - он был политруком части ПВО, стоявшей в подмосковной Уваровке и защищавшей московское небо.  По странной прихоти судьбы именно в этой деревне я отбывала картофельную повинность на втором и четвертом курсах университета. Причем дед умер от пятого инфаркта как раз тогда, когда мы во второй раз месили уваровскую глину...

Так вот, про войну дед не говорил ни с кем и никогда. Единственный человек, кому хоть как-то разрешалось касаться этой темы, был дедов племянник (и ровесник) дядя Миша, тоже провоевавший с первого до последнего дня. Никогда не забуду, как на глазах у меня- четырехлетней они, о чем-то коротко переговорив, разлили по эмалированным кружкам спирт, подожгли его и выпили. Дядя Миша еще меня тогда поддразнивал, дескать, нечего пугаться, на фронте всегда так пили.

Много лет спустя я узнала, что у политруков в первые годы войны был приказ - в случае угрозы окружения лично застрелить всех оставщихся в живых бойцов "одиночным выстрелом в затылок из табельного пистолета".

И на встречи однополчан дед тоже не ходил никогда, говорил, что после войны растерял все контакты.

А у мамы моей была школьная подруга Ниночка, тетя Нина. Дедушка Саша, тети-Нинин папа, тоже всю войну прошел, он вообще был кадровым военным - танкистом. И вот он как раз очень любил рассказывать о разных боевых операциях и о друзьях. И в рассказах его часто мелькала фамилия Басин. Не знаю уж, как так получалось, что папа мой на эту фамилию не реагировал никак. Лет пятнадцать кряду рассказы слышал и не реагировал. Впрочем, можно подумать, такая уж редкая фамилия. Мало ли среди евреев однофамильцев встречается?

Но вот как-то раз сложилось так, что папа с мамой были у тети Нины в гостях, а меня почему-то там не оказалось (случай редчайший, я тетю Нину любила как родную и готова была у нее дневать и ночевать). Зато среди гостей оказался тот самый многократно поминаемый Басин... И они с папой  выяснили, что таки да, это тот самый дедов командир, чье имя папа от деда неоднократно слышал в послевоенные времена.

В общем, на следующий День Победы мы с мамой шли в парк Горького с огромной охапкой гвоздик, и возле пруда с фонтанами очень быстро нашли деда, окруженного довольно большой толпой таких же немолодых мужчин и женщин - тогда от их полка в живых оставалось еще много. После победы прошел 31 год. Девять лет спустя, когда ушел дед, оставщихся можно было уже пересчитать по пальцам...

А у меня до сих пор стоит перед глазами веселый дядька в пиджаке, сплошь покрытом слева орденскими планками. Дядька предложил мне полистать книгу в роскошном переплете, а я никак не могла понять, почему у нее страницы не разлепляются.  И тогда развеселившийся дедов однополчанин открыл секрет - в корешке оказалась замаскированная крышка, и никакая это была не книга, а фляга с коньяком. И на "обложке" у нее было выгравировано золотом "Вечный зов"...
калифорния1

(no subject)

Я что-то вдруг сейчас про "Покровские ворота" задумалась. Ведь действие фильма происходит в 1956 - 1957 годах, стало быть, все его герои пережили войну.

Ну, Савва Игнатьевич, понятное дело, воевал, войну закончил в Германии - вон как лихо про Розамунду распевал. Костик, Рита, Света, Савранский и прочий молодняк детьми были, мальчик-скрипач, скорее всего, еще не родился. А остальные герои фильма что делали, как вы думаете?