October 20th, 2010

калифорния1

(no subject)

Отвечаю разом на все комментарии к предыдущему посту. :))

1. Нет, эти фотографии я ни разу раньше не показывала.

2. Нет, это здание не имеет ни малейшего отношения ни к североамериканскому континенту, ни к здешним торговым сетям. 

3. Да, абсолютно прав  уважаемый muqab, это Православный приход Св. Василия Великого и Св. Алексия Южинского
в г.Нант (Франция, Бретань) . Кстати, вопрос по ходу дела - вы знали это место или вычислили его на основании моих записей и  ссылок? Мне просто очень любопытен ход ваших мыслей.
 
4. Нет, это не украинские рушники, а самые натуральные бретонские. Парадоксальным образом в Бретани есть очень много элементов бытовой культуры, изрядно напоминающих Украину. В частности, уже упоминавшиеся вышивки, белые мазаные хатынки под соломенными (в данном случае камышовыми) крышами, колоссальное изобилие мальв.

5. Что касается открытого алтаря, я так понимаю, во французских церквях это дело обычное. Мы были в трех храмах, про четвертый слышали от его настоятеля, и во всех алтарная преграда была чисто символической. Судя по всему, основную часть провинциальной православной паствы (да и духовенства тоже)  составляют все-таки не россияне, а местные конвертировавшиеся католики,  а им привычнее так, без перегородок.

Мы хотели в этой церкви отстоять всенощную, хотя бы до полиелея. Но увы, по каким-то причинам начало службы задерживалось, а нам предстояла еще достаточно долгая дорога. Поскольку мы были уже больше суток без сна из-за перелета и разницы часовых поясов, то побоялись рулить в сумерках по незнакомой местности и с ослабленным вниманием. Поэтому примерно в половине седьмого пришлось уйти, так и не дождавшись богослужения.


калифорния1

(no subject)

  Некоторое время назад я задавала вопрос, так и оставшийся безответным. А именно - кого из бретонцев былых времен мы так или иначе знаем хотя бы по именам, если уж не по историям из жизни. Ну что ж, раз не дает ответа френдлента, буду потихоньку рассказывать сама, опять-таки в привязке к хронологии нашего путешествия.

Итак, Нант. Пожалуй, самым известным нантским уроженцем для нас был герой следующего четверостишия Вийона:

Где Элоиза, всех мудрей,
Та, за кого был дерзновенный
Пьер Абеляр лишен страстей
И сам ушел в приют священный? 

Да-да, тот самый каноник Пьер Абеляр из Сен-Дени явился на свет в рыцарской семье в местечке Палле, к востоку от города Нанта. Отказавшись от права первородства и отеческого наследия в пользу младшего брата, уезал он в Париж, чтобы отдать себя наукам. Но, как известно, кроме наук случилась у него еще и страстная любовь с юной Элоизой. Сын Абеляра и Элоизы родился так же в Бретани, счастливые родители  с велома опекуна Элоизы каноника Фульбера сочетались законным браком.

А дальше произошла история темная, в разных источниках излагаемая очень и очень по-разному. Но финал ее, тем не менее, печален и неизменен. По наущению Фульбера наемные разбойники оскопили Абеляра, Элоиза была принуждена принять постриг в монастыре Аржантей под Парижем, а сам Абеляр, оправившись от раны, так же постригся в монахи в аббатстве Сен-Дени.

Что интересно, роман с Элоизой никоим образом не повлиял на репутацию Абеляра как теолога. А вот схоластическое учение его ("понимаю, чтобы верить") дважды было осуждено соборами 1121 и 1140 годов. В результате Абеляр был принужден удалиться из Парижа, неоднократно менять убежища. И в итоге жизнь привела его обратно в Бретань, в монастырь св.Гильдазия Рюиского. Вот что он сам пишет о тяжких годах, фактически, своей ссылки: Collapse )

Что интересно, вернувшись через несколько лет обратно в Париж, Абеляр уже как священник поддерживал самые теплые отношения со своей бывшей женой Элоизой, ставшей к тому времени настоятельницей женской общины и заслужившей всеобщую любовь своей мудростью, добротой и светлым нравом. Задолго до изгнания он создал молельню Параклет, куда и переселил Элоизу с сестрами, когда на них обрушилась немилость священноначалия.   

Последний из осудивших учение Абеляра соборов состоялся за два года до его смерти. На нем участники собора требовали от папы Иннокентия Второго анафемы Абеляру, сожжения его книг и запрещения ему писать и преподавать. Главное, чем каноник навлек на себя такие беды, было его учение о полной моральной ответственности человека за свои поступки - как добродетельные, так и греховные. Деятельность человека определяется его намерениями. Сам по себе ни один поступок не является ни добрым, ни злым. Все зависит от намерений.

В соответствии с этим Абеляр полагал, что язычники, которые преследовали Христа, не совершали никаких греховных действий, так как эти действия не находились в противоречии с их убеждениями. Не были греховны и античные философы, хотя и не являвшиеся сторонниками христианства, но действовавшие в соответствии со своими высокими моральными принципами.

Инициатор Собора, Бернар Клервосский, будуший св.Бернар, написал формальное обвинение Абеляра в ереси, которое было «озвучено» на суде Сансского собора. Абеляр готов был отстаивать свою точку зрения, но собор отказал ему в «милости слова». Лишенный возможности выступить, Абеляр был обвинен «как арианин за свое учение о Христе, как несторианин за учение о Св. Троице, как пелагианин за учение облагодати».

 

Сломленный нападками, Абеляр удалился в монастырь Клюни, где и скончался 21 апреля 1142 года. Элоиза похоронила его в Параклете.

   

Слева могила Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез (фото не мое). Справа иллюстрация "Абеляр и Элоиза" из известнейшего средневекового "Романа о розе".

калифорния1

И паки про "шитость мира"

Я тут позавчера про Сестру Улыбку вспоминала и ее песенку про святого Доминика. Так вот, фиг с ним, с бездарным принцем Джоном, но тогда, 19 октября, оказывается, был как раз день рождения самой исполнительницы!

Сестра Жанинн Декер, в монашестве сестра Люк-Габриэль, была монахиней Доминиканского ордена. Песенки она сначала писала для себя и прочих сестер, но в начале шестидесятых монастырское начальство решило, что имеет смысл записать пластинку с песнями сестры Декер, чтобы распространять ее среди паломников. Среди этих песен был и "Доминик", в одночасье ставший мировым хитом и надолго возглавивший многие хит-парады. Четыре года Жанинн давала концерты под сценическим именем Сестра Улыбка, а в марте 1967 года вышла из монастыря, чтобы продолжить певческую карьеру. Кстати, окончательных монашеских обетов она так никогда и не приносила, а имя сменила на Люк-Доминик.

К сожалению, повторить успех 63-го года ей так и не удалось. Средств к существованию у нее тоже особых не было, потому что авторские права за ее ранние записи удерживала фирма Филипс. Практически вся прибыль, получаемая от продажи пластинок и записей, оставалась либо у Филипса, либо шла в казну монастыря, поскольку все монахини давали обеты нестяжания.

Отказавшись от музыкальной карьеры, Жанинн открыла школу для детей-аутистов у себя на родине в Бельгии. В середине 70-х годов бельгийское правительство выставило ей требование возместить 63 тысячи ам.долларов в качестве налогов, не уплаченных с ранних записей. У Жанинн не сохранилось никаких расписок, подтверждавших, что она все гонорары передавала монастырю в качестве благотворительных пожертвований, поэтому отбиться от требований налоговиков ей не удавалось. Она долго и безуспешно пыталась собрать нужную сумму, но так и не смогла.

В итоге 29 марта 1985 года Жанинн и ее подруга детства Анна Пеше, двадцать лет не расстававшаяся с Жанинн, впав в отчаяние, покончили с собой, приняв смертельную дозу барбитуратов. Рядом с телами усопших полиция нашла прощальные письма и гитару, подаренную Жанинн Жоржем Брассенсом. Самое грустное, что как раз в день ее смерти ее друзья получили известие о том, что фонду помощи Сестре Улыбке удалось собрать сумму во много раз превышавшую долг, но было уже слишком поздно.</span></span>