21 января 2013

калифорния1

Волшебная сила искусства

Случайно наткнулась на старую запись, и что-то мне захотелось ее снова наверх вытащить. 

Дело было летом 69-го, стало быть, стукнуло мне тогда четыре годика. После пожара на даче девать меня летом было некуда, так что решено было сдать меня на время на воспитание папиным родителям в Химки. Все же Подмосковье, воздух свежий, чем не дача?

А бабушка Софья Яковлевна, надо сказать, с детьми обращаться не умела совершенно, хоть и была по самому первому образовнию, полученному еще до коллективизации, учительницей младших классов. Но так сложилось, что жизнь бабушкина проходила исключительно на партработе. А рождавшихся, тем не менее, бабушкиных детей воспитывала баба Роза - бабушкина старшая сестра. У нах вообще был интересный расклад. Баба Софа зарабатывала деньги, баба Роза занималась хозяйством и детьми (а на ее руках был и ее собственный сын, и многочисленные племянники - дети сестры и братьев, а потом еще и внуки), а мужчины отсвечивали бледными тенями где-то на периферии. Собственно, они вообще с семейной сцены куда-то быстро исчезали, только деда Юра задержался, но его в бабисофиной тени вообще видно не было. Короче, нормальная такая еврейская матриархатная семья во всей красе.

В общем, как-то так получилось, что баба Софа должна была меня выгуливать и, соответственно, интеллектуально развивать. А в силу специфики жизненного опыта единственной темой, на которую она могла беседовать свободно, был Краткий Курс Истории ВКП(б), что для меня было малость не по возрасту. Бабушка попыталась напрячь память и пересказать пару сказок, но они загадочным образом перетекли в жития пионеров-героев.

В итоге был найден компромиссный вариант - бабушка взялась пересказывать мне либретто опер и балетов. А поскольку оратором она действительно была незаурядным, и памятью обладала феноменальной, то каждый такой рассказ превращался в красочный моноспектакль. Я с большим интересом ознакомилась с горестной историей Виолетты, правда, не очень поняла, почему папаша Альфреда не позволял тому жениться. С Белой Лебедью и злобным фон Ротбаром дело пошло еще живее.

А потом настал черед Риголетто. Движимая классовой ненавистью бабушка максимально черными красками описала гнусного Герцога. К легкомысленности Джильды она также отнеслась с большим неодобрением. Но наиболее гневно и саркастически она изобразила самого шута. Ближе к финалу тональность рассказа достигла фазы крещендо. Бабушка меняла тон, говоря по очереди за всех персонажей драмы, я покрывалась ледяными мурашками и пыталась поглубже впечататься в рейки скамейки. Наконец раздалось торжественно-потустороннее "он распахнул мешок и увидел... умирающую дочь!!!!! После этого он заколол герцога, так свершилась месть оскорбленного отца! А потом сам бросился в горный поток, потому что не мог жить без дочери, которую обожал больше всех на свете!".

Ни один ужастик на свете впоследствии не производил на меня более яркого впечатления. Окровавленные руки, кинжалы, умирающие девушки и опозоренные отцы накрепко отпечатались в памяти, так что я и сорок лет спустя эту сцену помню во всех подробностях. А тогда, помнится, вывод я сделал вполне прямолинейный - мужикам верить нельзя, за это можно от родителя кинжал под ребра получить. И, честно признаюсь, оперу эту так с тех пор и не видела - не слышала, мне вполне зватило бабушкиной интерпретации

Финал истории, так и быть, оставим на бабушкиной совести. Равно как и рассуждения на тему о девичьей чести, которыми меня кормили на всем пути из парка домой. Нет, я в принципе не против, но для четырех лет это, ИМХО, было малость рановато...
Метки: ,
калифорния1

Французский дневник - 14

Многие из нас если не читали, то хоть слышали название "Песни о Роланде". Но, наверное, мало кто знает, что в ту же эпоху при том же королевском двое были и другие не менее славные рыцари, чьи подвиги также стали легендой. А их было немало... И одним из таких прославленных героев был Вильгельм (Гильом) Оранжский, правая рука Шарлеманя, прославившийся своей верностью и отчаянной храбростью. Подвиги Гильома в войнах с неверными прославлены в семи поэмах так называемого "Гильомского цикла", самых древних поэмах французского героического эпоса. Второй граф Тулузский, герцог Аквитанский, он одержал множество побед над маврами. В частности, благодаря его заслугам в 801 году от неверных была освобождена Барселона.

Однако дальнейший жизненный путь Гильома внезапно и резко переменился. Вскоре после боев за Барселону в аббатстве Сен-Савен повстречал он своего былого друга и соратника Витицу, принял под его влиянием монашеский постриг и в 804 году основал свое собственное аббатство Gellone в той же долине Herault, где располагалась обитель его друга, и двумя годами позже окончательно ушел от мира и поселился в монастыре. Правда, если верить легендам, постриг не изменил неукротимого духа старого вояки, и на новом месте жительства тот прославился побоищами с местными бандитами и засевшим на вершине горы монстром-великаном, а хатем успел между делом еще схездить повоевать против осадивших Париж сарацинов. Скончался гусар-схимник воин-монах в 812 году, оставив после себя многочисленное потомство от двух браков, причем одну из жен он в свое время вывез из похода и обратил в христианство. Двое из его сыновей стали аббатами, а одна из дочерей - монахиней. При этом сын с простым окситанским именем Эйлимбрук настоятельствовал в том самом аббатстве Желлона, которое основал его отец, и куда я хочу вас сейчас пригласить. Правда, должна сказать, что от первых построек аббатства, увы. ничего не сохранилось, а самые древние здания относятся к последней четверти 11 века. Тогда, сразу после канонизации св.Гильома в 1066 году. началась первая глобальная реконструкция аббатства. Тем не менее, некоторые реликвии времен основателя там все-таки уцелели и стали предметом сугубого поклонения пилигримов, поскольку аббатство оказалось одной из важнейших остановок на Арльской дороге, ведущей в Сантьяго де Компостелла. Очень много фотографийСвернуть )