26 октября 2015

калифорния1

Пара иллюстраций на тему думанья котиком

Неделю назад небезызвестный Крупный Заказчик перевел мне первый транш оплаты за работу. Однако при попытке авторизовать эти деньги на счете высветилось окошко, требующее ввести код из шести цифр. Поскольку код мне сообщен не был, я тут же написала Заказчику, так мол и так, какую комбинацию вводить? Молчанье было мне ответом. В течение недели я еще несколько раз попыталась до клиента достучаться и емейлами, и СМСками, результат оставался прежним.

Наконец в субботу на вечеринке я его изловила и допросила с пристрастием.

- Так я же тебе послал код, - бодро заявил клиент. - Я точно знаю, что посылал.

- Очень может быть, что ты его посылал, - покладисто согласилась я, - Но до меня он так и не дошел.

- Не может быть! - попытался протестовать заказчик.

- Может-может, - упорствовала я. - Иначе с чего бы я к тебе тут приставала.

- Интересно, кому же я его в таком случае послал? - озадачился М., - И что этот человек обо мне подумал?

Свои мысли на этот счет я предпочла не озвучивать.

- Ну так ты мне хоть сейчас его скажи, - пресекла я клиентскую попытку улизнуть, - Мне все-таки деньги авторизовать надо или как?

- А ты что, сама не догадалась? - М. улыбнулся во все лицо. - 123456, зачем чего-то выдумывать?

_______________________________________________

В воскресенье после обеда этот же М. в компании более молодого родственника прибыл за заказом. Поставив машину возле нашего дома, они бодро проплылыи по тротуару к соседнему зданию, несколько напоминавшему наше. Заметивший их Женя пытался стучать в стекло, привлекая внимание, но все было тщетно. Кстати сказать, за последний год это был уже примерно двадцатый их визит к нам, так что теоретически товарищи дорогу знали неплохо.

Любопытство меня охватило нешуточное, поэтому я выбралась на улицу и стала наблюдать, что будет дальше. Вскарабкавшись по лестнице (у нас высокие первые этажи), М. занес руку для звонка и завис. Что-то его явно смутило. Он начал тревожно оглядываться, всматриваться в окно, и всем видом являл полнейшее недоумение. Молодой топтался внизу лестницы с отстутсвующим видом и являл собой полную незаинтересованность в происходящем.  Наконец М. спустился обратно на землю, круья головой и пожимая плечами с вилом "Ниччччего не понимаю!"

В это время я уже активно прыгала, размахивая руками и изображая собой городску. суумасшедшкю, чтобы хоть как-то привлечь их внимание.Наконец молодой меня заметил, и они плавно поплыли в мою сторону.

- Подожди, как это так? - с ходу бурно выступил М. - Почему ты здесь стоишь?

- Потому что я здесь живу, - кивнула я на открытую дверь квартиры.

- Но я же был уверен, что ты живешь в крайнем доме! - воскликнул М. - Я стоял на лестнице и не знал, что мне теперь делать. Дом правильный, секция правильная, но почему на окне не твоя занавеска и не твой рабочий стол за ней?!

- Вообще-то в квартале из двух домов оба являются крайними, - осторожно парировала я. - А еще у квартир номера бывают, ты в курсе?

- Да при чем тут номера? - отмахнулся М. - Я же точно знал, что нам нужен крайний дом и крайняя секция. Но почему все-таки у них на окне не твоя штора?!
калифорния1

Еврейские тайны

Нет, мне это определенно нравится... Пыталась я сегодня сестренку отвлечь от наших горестных семейных обстоятельств (кто не в курсе - у нас в Ебурге тетушка умирает, как раз у сестры на руках. Причем тема онкологии и обезболивания звучит в наихудшем отечественном варианте...).  Ну я и предложила сестрице поговорить о наших семейных тайнах и о том, что в действительности история семейства была, судя по всему, совсем не такой, как нам рассказывали.

- А что, у нас что-то не складывается? - без особого интереса поинтересовалась сестренка. - Хотя если задуматься... Эти наши вечные недомолвки, секреты, старшее поколение, изображающее партизан..  Давай действительно попробуем сопоставить факты, кто что знает, вдруг что-то вырисуется?

В итоге получилось у нас вот что.

Мы сошлись на том, что нашего общего прадеда действительно звали Иосифом. А вот с родом его занятий сразу начались непонятки. В известной мне версии прадед был чернорабочим на мясобойне в Мстиславле, а в вариенте сестрицы работал он сторожем на сахарозаводе. Обе версии сходятся на том, что перед войной у прадеда были неприятности, потому что откуда-то пошел слух, что на самом деле он был хозяином предприятия. В варианте сестры он, типа, сам про себя шутил так, ну вот и дошутился. В моем варианте эти слухи поползли сами на ровном месте. А вот что у дедов наших из-за этого были большие неприятности, я не слышала. А сестра говорит, что это на самом деле было.

Насчет прабабушки мы пришли к консенсусу, что наших дедов - близнецов она таки действительно родила в возрасте 55 лет, что по тем временам было более, чем почтенным возрастом. Имя бабушки в моем варианте Мария, в варианте сестры Майла, и я уверена, что ее версия точнее, потому что она прабабушкину могилу видела неоднократно и знает, что на ней написано. Насчет детей начинаются расхождения. В моей версии потомков у прабабушки было одиннадцать, в версии сестры семь или восемь, по крайней мере, тех, кого знали по именам. При этом у меня есть копии фотографий старших детей, уже весьма подрощенных и одетых по-буржуазному. Снимки явно дореволюционные. Возникает вопрос, каков же был образ жизни сторожа-чернорабочего, если его дети были одеты как барчуки, если их фотографировали в ателье, и если его жена сохранила фертильность до того возраста, какой и посейчас считается не детородным? Отдельной строкой стоит вопрос о том, неужели еврейская женщина в девятнадцатом веке до тридцати лет не рожала, а потом практически поставила это дело на конвейер? Ведь разница в возрасте между нашими дедами и их самым старшим братом (по крайней мере, известным нам), составляет всего 25 лет.

Насчет близнецов тоже темный лес чудес. Нет, о том, что Исак (почему-то через одно "а") и Юра (Иуда) близнецы, об этом знало все семейство. С учетом возраста их матери на тот момент, логично предположить, что Изя родился первым из двоих. При этом сестрица (внучка Изи) говорит, что ее дед родился в 1908 году, а у меня на руках есть копии документов моего деда Юры, где годом рождения значится 1907-й.

Что заставило всю мишпуху в одночасье сорваться из Мстиславля (а был ли это действительно Мстиславль?) и откочевать в Бахмут (будущий Артемовск) аккурат в ту пору, когда там происходило великое переселение народов в связи с развитием Донбасса? При этом никто из нашего клана на шахты работать не пошел, что характерно. Что за загадочная астма заставила Юру за полтора года до войны оставить жену с двумя маленькими детьми и перебраться в места с более сухим и жарким климатом? При этом после войны ни о какой астме у него никто больше не вспоминал. Почему в 41-м году Исака отправили на Урал переводить с Донбасса завод и налаживать военное производство, и он как истинный вожак прайда забрал туда не только жену с детьми, но и всех сестер и невесток с детьми, а юрина жена при этом эвакуировалась в совсем другую сторону, и в итоге семья впервые оказалась расколота? И после войны вся родня так и осталась жить в Свердловске с Челябинском, а мои оказались в Подмосковье. При этом, как сказала сестрица, жили, особенно поначалу, все в бараках да по деревням, но всем детям еще в войну образование и воспитание давали по высочайшим стандартам, каковых в люмпенской семье просто не могло быть.

И откуда у свердловских родичей были серебряные дореволюционные щипцы для сахара, которые хранились как святыня, и которые не продали даже в самый военный голод? Тайное послание от предков? Память о подлинных корнях? И куда делась красавица с дореволюционной карточки, сидящая рядом с щеголем явно не из бедных, причем рукой Юры надписано "сестра Геня и Израиль". А что за Геня - даже тетушки наши не знали. В общем, вопросы, вопросы, вопросы... И спросить толком некого - у моей тетушки явно буйствует деменция, у сестрицы тетушка, с которой она прожила всю жизнь, умирает, причем очень тяжело... А последняя оставшаяся в здравии тетя родилась сильно после войны и сама не особо чего знает...

В общем, сестрица загорелась желанием рыть архивы, благо, ее профессия тому вполне способствует. А меня гложут изрядные сомнения. Если родовым гнездом таки был Мстиславль, то что там после войны от архивов осталось? Но сдается мне, что рыть надо где-то в другом месте. Я ж пыталась пробить известные мне имена по еврейским базам данных, и там ничего не вышло. Точнее, результат был, но я от него отказалась, потому что совпадало все - имена, отчества, фамилии, возраст... а вот регион был другой. И что-то меня сегодня торкнуло, что если следы тщательно заметались и прадед таки был из бывших, то и город должен был быть фальсифицирован. Иначе обман слишком быстро можно было бы вычислить.

Да, когда моя тетушка еще была в полностью ясной памяти, она про деда Иосифа рассказывала. Говорит, большой набожности был человек, с утра до ночи молился у окна, и, вроде, был большим знатоком Торы. Насколько это монтируется с ролью малообразованного люмпена - не вем.  А на фотографии близнецы (Юра в черном, Исак в светлом), на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов. Это значит, что им тут лет по 55 максимум...


P.S. Чуток погодя я вот еще что сообразила. В семье готовили очень много еврейских и украинских блюд, но ни одного белорусского. При этом синенькие шли в ход просто тоннами, равно как и перец с помидорами. А мне очень сложно представить, что двадцать лет жизни на территории Украины внесли в семейный уклад вклада больше, чем сто или более лет якобы в Беларуси. А вот если сложить вместе южно-украинскую кухню с сахарным заводиком (а где у нас, спрашивается, до революции сахарная свекла произрастала?), то картина получается отнюдь не противоречивая.

И откуда в условиях транспортного бедлама двадцатых годов проще полным составом перевезти в Донбасс семью из нескольких десятков человек, откуда-нибудь из соседнего Мариуполя или издалека с севера? А вот указать местом исхода максимально удаленную географическую точку, это весьма разумное решение. Так что, подозреваю, если и пытаться что-то про родичей искать, то обращаться надо в совсем другие архивы, а не на могилевщину.