Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Родительскими воспоминаниями навеяло

Лет тридцать с приличным гаком назад поступала я в спецшколу. Родители решили, что мне необходимо интенсивно изучать английский, поэтому записали меня не в нашу районную двадцатую школу, а в сорок шестую на Профсоюзной, недалеко от "Колобка". Мест в школе мало, претендентов много, поэтому на апрель нам назначили вступительный экзамен.
Родители навели справки и начали интенсивно меня натаскивать на сочинение рассказов по картинкам, выразительную декламацию и всякое такое. Читать, писать и считать, кстати, я в ту пору умела уже вполне неплохо. По рассказам пострдавших, на экзамене полагалось обязательно рассказывать стихотворение. Почему-то мама решила, что наилучшее впечатление я произведу, читая длинную и нудную "Ежинку" Осеевой, мои попытки заменить стих на что-то более пафосное и героическое были отвергнуты в зародыше. Пришлось учить...
В ночь перед экзаменом я почти не спала, без конца повторяя зловредный стих, в котором я упорно сбивалась на одной и той же строфе. Наконец настал момент, меня обрядили в парадное белое шелковое платье, накрутили пышные банты и мы отправились на дело.
Поначалу экзамен шел по предсказанной дорожке - меня попросили что-то прочесть, подсунули четыре простеньких картинки, которые пришлось раскладывать в хронологическом порядке, рассказывая про коварного подростка, посыпавшего песком ледяную горку, благосклонно выслушали трогательную ежиную историю.
А потом накатанный сценарий дал сбой. Для начала меня попросили отвернуться и пропеть мелодию, которую кто-то из учителей отстукал одним пальцем на пианино. Вспомнив, что мои вокальные способности дома всегда воспринимались с большим скепсисом, я перепугалась, но деваться было некуда - пришлось петь. После второй или третьей попытки учителя перешли к упражнению менее садистскому - предложили просто повторять отсуканный кем-то ритм. С этим делом я более-менее справилась.
Следующим номером меня попросили решить математическую задачку из серии "На березе росло четыре яблока и три груши. Сколько всего выросло фруктов?". Как честный, хорошо считающий ребенок, я выпалила "семь" и только впоследствии, пересказывая родителям содержание экзамена, заподозрила некоторый подвох.
Ну и на закуску меня попросили спеть свою самую любимую песню. К такому повороту событий я совсем не была готова, дома меня обычно"выключали" на первых словах любой песни, которой я пыталась порадовать окружающих. Да и от маминых усилий по подготовке к экзамену у меня осталось впечатление, что исполнять надо непременно что-то малышовое. Таких песен в моем репертуаре не числилось, поэтому петь я решила действительно самое любимое - "Там вдали за рекой". По моим расчетам, эта жалостливая история непременно должна была растрогать самое черствое экзаменаторское сердце.
На втором куплете комиссия повела себя как-то неадекватно - не то начала давиться слезами, не то пыталась изо всех сил сдержать рвущийся наружу смех. Во всяком случае, конвульсии и сдавленное кудахтанье раздавались то тут, то там.
На словах "я честно погиб за рабочих", исполненных с особо трогательным завыванием, кто-то из учителей предложил считать экзамен законченным. Но не на ту напали. Заполучив в кои-то веки аудиторию, расставаться с ней я совершенно не хотела. Поэтому сказав, что прерываться рано, там много еще есть чего спеть, я продолжила концерт. Высокая комиссия стоически выдержала пытку, после чего меня за руку выпроводили за дверь и сдали в родительские объятия, убедившись, что возвращаться и петь на "бис" я не буду.

Вопреки всем родительским опасениям, в школу меня все-таки приняли...
Tags: За жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments