Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Лето пионерское - 2

Стоял наш лагерь на речке-переплюйке. Вообще-то у нее было и цивилизованное название, только за давностью лет я его подзабыла. В принципе, речка была меленькая, что называется, курица вброд перейдет, но вот омуты на ней, как оказалось были все же нешуточные. Один раз меня так затянуло, что я думала, все, абзац котенку. Ничего, выплыла, но страху натерпелась... Самое интересное, что никто из тех, кто на берегу находился, так и не понял, что со мной что-то не то было.

В принципе, уходить за территорию не разрешалось никому. Чтобы пресечь возможные безобразия, на дорогах, ведущих "на волю", стояли сторожевые будки.



Откровенно говоря, дежурного вожатого я в такой будке видела единожды за все время. А вот гуляли мы "на воле" довольно много, потому что наша компания почему-то пользовалась невероятным доверием со стороны старшего пионервожатого. Наш отрядный Саша страшно злился, но сделать ничего не мог - "Старший разрешил".

А "на воле" было очень интересно. Во-первых, там снималось кино. Не помню уже, что это за фильм был, какая-то приключенческая сказка, но на излучине реки соорудили здоровущую корчму, при ней столы, лавки, все как полагается. Мы туда постоянно бегали смотреть как обряженные в кафтаны и высокие шапки добры молодцы лихо мутузят друг друга поросенком из папье-маше и небрежно кидают на стол огромные "золотые монеты". "Монеты" мы потом втихаря сперли, но от них никакого проку не оказалось - тяжелые латунные кругляши оказались намного крупнее и пятаков, и рублей с полтинниками, так что незаметно просунуть их в турникет метро или в автомат-разливашку для подсолнечного масла невозможно было совершенно, а больше никакого применения мы придумать так и не смогли.



Вот она - корчма, только если вы думаете, что я по-настоящему из двери выхожу, то это таки ошибка. "Дверь" внутрь приоткрывается всего сантиметров на 10 - 15, а дальше тупик. Вообще, кино, это сплошное надувательство. Смотришь - такая изба стоит, крепкая, на века срубленная. Обходишь ее сбоку - опаньки, а стен-то и нет, одни подпорки!



Это мы стоим как раз с внутренней стороны. Парень сзади невероятно похож на Савелия Крамарова. На самом деле, это, конечно, не Крамаров, а простой солдат Толик из группы охраны киносъемки. Их там несколько таких кавалеристов было, патрулировавших бъект от покушений неизвестных злоумышленников. Как я догадалась много лет спустя, Толик пытался за мной ухаживать, причем проявлялось это, например, в том, что он пытался учить меня скакать на лошади. Скакать - это, конечно, громко сказано, проехала вдоль берега и не свалилась - уже счастье! Но надо ж было догадаться взгромоздиться на эту конягу в купальнике, с голыми ногами, в несусветную жару. А вокруг лошадки слепни, между прочим, вьются.И еще она потеет как... как лошадь! Каким-то чудом сравнительно изящно десантировавшись на землю, я побежала первым делом отмываться в речке. Но вода-то холодная... А мыла нет... Короче, долго меня потом лошадиные ароматы преследовали. Да и покусанные ноги тоже не давали забыть о собственном авантюризме.



Это вот мы как раз с тем самым лошадем, с которого я пыталась не свалиться.



Три девицы-красавицы у фальшивого киношного колодца. Там и воды-то никакой нет, просто сруб, поставленный на землю. А Лёкины ноги меня на много лет вогнали в чудовищные комплексы из серии "Я страдала-страданула!". У нас в ту смену был такой прикол, чтобы всем подругам ходить как инкубаторским - в шортах, белых футболках и босиком.

Во-вторых, "на воле" был лес, а в нем огромная сладкая малина. Особым шиком считалось надрать побольше ягод, потом втихаря вынести после обеда стаканчик мороженого за 19 копеек, затащить его в спальню на "Мертвый час", посыпать сверху малиной и медленно-медленно смаковать...

В общем, первый мой лагерный год был просто сказочным. Я отказалась от поездки в Прибалтику, от теплоходного круиза в Казань на дачу к дяде Володе, да много от чего, только бы провести в лагерной вольнице все три смены. На следующий год первую смену пришлось пропустить из-за экзаменов в 8 классе, оставалась только вторая. Из-за Олимпиады-80 вместо трех смен по 20 дней сделали две по 30, чтобы в олимпийские дни не привозить детей на пересменку. Я ожидала такого же веселья, как в предыдущем году, ан фигушки! Над Москвой разгоняли тучи, поэтому все дожди проливались в области. Мы отсыревали, скучали, делать было совершенно нечего, зато нас решили привлечь к общественно полезной деятельности - заготавливать лекарственные травы и коровьи корма на зиму.

В качестве трав нам полагалось стричь растущую на обочинах медицинскую ромашку. Ромашка должна была обязательно быть без корешков и земли, но она почему-то именно так рваться не желала, а выдергивалась целиком. Тогда пришла команда стричь ножницами. Ножниц тоже на всех не хватало, девчонки пустили в ход маникюрные, а это оказался полный кошмар. Помнится я себе таким образом руки стерла просто до кровавых мозолей. Для коров же надлежало заготавливать березовые веники. К счастью, на это дело водили в основном мальчиков, вся сушилка была забита колючими топорщащимися пучками, а мы недоумевали, как несчастные коровы по весне будут глодать эти ссохшиеся прутья.



Судя по этой фотографии, в 15 лет к пионерским игрищам я уже относилась весьма скептически...
Tags: Наше детство, Фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →