Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Дюма и жизнь - 4

Я думаю, если спросить, кому знакомо имя Николя Фламеля, в первую очередь откликнутся, естественно, поттеро- и дэнбрауноманы . И вряд ли кто припомнит, что этот человек упоминался у Дюма в "Жозефе Бальзамо", у Гюго в "Соборе Парижской Богоматери", у Майнринка в "Белом доминиканце", у Гессе в "Нарциссе и Гольмунде". Так кем же был на самом деле этот человек и существовал ли он вообще?

 
В том-то и дело, что Николя (или Николас) Фламель действительно существовал. Родился он в 1330 году в Понтуазе, неподалеку от Парижа. Рано осиротел, выучился на писца, перебрался в столицу. Поначалу дела его шли не слишком успешно. До изобретения книгопечатания оставалось порядка ста лет, а на рукописном копировании много не заработаешь.

Ситуация изменилась, когда Фламель женился на немолодой богатой вдове Пернелле. Поначалу супруги открыли одну книжную лавочку, потом еще и еще. А потом деньги к предприимчивому книготорговцу потекли рекой. Надо сказать, скупостью он не отличался. Как раз напротив, будучи верным прихожанином церкви св.Иакова у Скотобоен, он на собственные средства отремонтировал ее и еще несколько городских церквей и часовен. На деньги Фламеля существовали больницы и благотворительные фонды, многие деятели исскуств того времени так же обязаны господину Фламелю своим благоденствием. Единственным требованием, которое выдвигал Фламель, было изображение на портале реставрируемых зданий его самого и его жены молящимися у ног Богородицы.

А еще он стал владельцем более чем тридцати домов, превращенных им в приюты для странников. Дело в том, что выстроенная в стиле пламенеющей готики церковь св.Иакова была, как бы мы сказали сейчас, паломническим центром, организующим путешествия в Испанию, в город Сантьяго-де-Компостела, к могиле апостола Иакова. "Путь святого Иакова" был проложен таким образом, что по дороге можно было приложиться к мощам очень многих святых, в том числе Марии Магдалины и святого Эгидия (про церковь св.Эгидия/Жиля я рассказывала вот здесь).
 

Стекавшимся со всей Франции паломникам нужно было где-то жить в ожидании начала путешествия. И вот тут на выручку им и пришел Никола Фламель. В основанных им странноприимных домах платы с постояльцев не брали, только просили, чтобы те ежеутренне читали "Отче наш" и "Богородице" за самого Фламеля и за жену его Пернеллу.

Один из этих домов, выстроенный Фламелем в 1407 году на улице Монморенси, сохранился до сих пор. Этот дом сейчас считается самым старым жилым зданием Парижа.



Если приглядеться, над входом видна выбитая в камне готическая надпись от имени постояльцев, обязующихся молиться "за всех грешников".



(Фотографии дома Фламеля не мои, у меня ерунда получилась, к сожалению).

Естественно, невесть откуда взявшиеся несметные богатства Фламеля не давали покоя не только современникам, но и потомкам. Тем более, что было известно, что Фламель двадцать лет потратил на расшифровку древней арамейской рукописи «Книга Иудея Авраама». Ходили слухи, что он даже, под видом паломничества в Сантьяго, на самом деле общался с испанскими еврейскими общинами, поскольку во Франции в ту пору евреям жить было запрещено. Сам Фламель поддерживал версию о том, что ему удалось получить философский камень и с его помощью добывать золото.

Слухи о том, что камень этот существует, укрепились после кончины Фламеля, прожившего необычайно долгую по меркам того времени жизнь - 88 лет. Пернелла покинула этот мир намного раньше супруга, ее земной век также был весьма не короток - 82 года. Детей у четы не было, поэтому все имущество свое они завещали церкви, усердными прихожанами которой были всю свою жизнь. Несмотря на то, что слухи о мнимости этих смертей пошли почти сразу после кончины Фламеля (бытовало мнение, что на самом деле это инсценировка, а супруги просто скрылись, обретя чуть ли не вечную жизнь), госпиталь Сен-Жерве до самой революции 1789 года проводил ежегодную процессию вокруг церкви св. Иакова, чтобы помолиться о душе Николя Фламеля.

Надгробная плита Фламеля, находящаяся сейчас в музее Клюни.



Гравюра, изображающая Фламеля и Пернеллу.



От церкви св.Иакова после революции уцелела лишь колокольня, построенная по чертежам Фламеля через сто с лишним лет после смерти последнего. То, что в эдикте о сносе церкви, напрямую содержалось требование сохранить колокольню, дало толчок новой волне слухов. Парижане упорно утверждали, что именно под тем местом, где была возведена колокольня, и зарыл известный алхимик свои несметные сокровища. Кстати, название "у Скотобоен" закрепилось за церковью из-за того, что костяк ее прихожан составляли мясники с расположенного неподалеку Чрева Парижа.





Статуя Паскаля



Скульптура св.Дионисия Парижского с его обычными атрибутами - ключами и цепью.



Расположенная неподалеку от фешенебельной улицы Риволи, колокольня получила наименование Башни св.Иакова и, в свою очередь, была увековечена в пьесе Александра Дюма La tour Saint-Jacques-la-boucherie и в 46-й главе романа "Двадцать лет спустя".
Tags: Париж, Фото-2009
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments