Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Category:
Раз уж меня сегодня повело на разговоры, хочу попробовать разобраться вот в каком вопросе. В детстве, естественно, многое, прочитанное у Дюма, пролетало мимо сознания. А вот когда я по следам летней парижской поездки взялась перечитать "Двадцать лет спустя", то споткнулась вот о какой пассаж. 

Первой мыслью коадъютора было, что нищий что-то замыслил против него,
но тот упал на колени и с мольбой протянул к нему руки.
   - Монсеньер, - воскликнул нищий, - прежде чем уйти отсюда, дайте  мне
благословение, умоляю вас!
   - Монсеньер? - повторил Гонди. - Мой друг,  ты,  кажется,  принимаешь
меня за кого-то другого.
   - Нет, монсеньер, я принимаю вас за того, кто вы на  самом  деле,  за
господина коадъютора; я узнал вас с первого взгляда.
   Гонди улыбнулся.
   - Ты просишь у меня благословения? - сказал он,
   - Да, я нуждаюсь в нем.
   В тоне, которым нищий произнес эти слова, слышалась  такая  униженная
мольба, такое глубокое раскаяние, что Гонди тотчас же  протянул  руку  и
дал просимое благословение со всею искренностью, на какую был способен.
   - Теперь, - сказал он, - между нами установилась невидимая  связь.  Я
благословил тебя, и ты стал для меня священным, как и я для тебя.  Расс-
кажи мне, не совершил ли ты какого-нибудь преступления против человечес-
ких законов, от которых я мог бы тебя защитить?
   Нищий покачал головой.
   - Преступленье, совершенное мною, монсеньер, не предусмотрено челове-
ческими законами, и вы можете освободить меня от  кары  за  него  только
частыми благословениями.
   - Будь откровеннее, - сказал коадъютор, - ведь ты не всегда занимался
этим ремеслом?
   - Нет, монсеньер, я занимаюсь им только шесть лет.
   - А прежде где ты был?
   - В Бастилии.
   - А до Бастилии?
   - Я скажу вам это тогда, монсеньер, когда вы будете исповедовать  ме-
ня.
   - Хорошо. В какой бы час дня или ночи ты ни  позвал  меня,  помни,  я
всегда готов дать тебе отпущение.
   - Благодарю вас, монсеньер, - глухо сказал нищий, - но я еще не готов
к принятию его.
   - Хорошо. Пусть так. Прощай же.
   Коадъютор взял свечу, спустился с лестницы и вышел в задумчивости.


Вопросов, собственно говоря несколько. Первый и главный - это косяки и домыслы Дюма или католическая религия осмысливает благословение несколько иначе, чем православная? Какая невидимая связь имеется в виду? Почему благословения могут дать освобождение от кары? И почему отпущение воспринимается только в контексте предсмертной исповеди?

Поскольку я сама в этих вопросах чайник полный, буду очень благодарна за любые подсказки и пояснения!
Tags: Разобраться, Церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments