Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Любезный Михаил Владимирович мне тут идею подал заняться записыванием всяческих историй из серии "Жизнь как литература", и тут мужнино генеалогическое древо немедленно подкинуло одну такую историю. Все ее участники к моему благоверному отношение имеют весьма отдаленное, именуемое "Седьмая вода на киселе", но тем не менее... Итак, начнем, благословясь.

То, что у великого отечественного химика Дмитрия Ивановича Менделеева была дочь Любовь, вышедшая замуж за поэта Александра Блока, известно любому мало-мальски образованному человеку. А вот история первенца Менделеева - Владимира - известна куда меньше. А ведь Владимир Дмитриевич в свое время отличился весьма нетривиальным образом. Во-первых, лейтенант Менделеев с фрегата "Память Азова" стал тем фотографом, кому было поручено запечатлеть место покушения на цесаревича Николая Александровича в японском городе Оцу в мае 1891 года. А во-вторых, годом спустя, в Нагасаки, в "русской деревне" Инаса, Владимир Дмитриевич познакомился с японкой Такой Хидэсима. В те времена конкубинат в Японии был весьма распространен и зазорным не считался, поэтому Менделеев младший, подписав "брачный договор", стал на несколько недель временным супругом хозяйки чайного домика.

Меньше чем через месяц фрегат покинул японские берега, а 28 января по новому стилю у Дмитрия Ивановича Менделеева родилась внучка, получившая имя Офудзи-сан.

                    

Дмитрий Иванович и Владимир Дмитриевич Менделеевы.                Владимир Менделеев

Отец дочку, судя по сохранившейся информации, так и не увидел. Фрегат "Память Азова" при жизни Менделеева-младшего в Японию больше не заходил. В России Владимир Дмитриевич женился на дочери художника-передвижника Варваре Лемох, родившийся в этом браке сын Дмитрий умер в возрасте двух лет. Сам Владимир Дмитриевич вышел в возрасте 33 лет в отставку, поступил на службу по ведомству Министерства Финансов, и в декабре того же 1898 года скоропостижно скончался от инфлюэнцы (гриппа).

Сохранились два письма Таки-сан, написанные мужу и свекру. Я их выкладываю под катом с сохранением стиля. Упоминающийся некий А.Сига - переводчик Тикатомо Сига. Инициал "А"  означает его христианское имя, ибо Сига принял православие и получил имя Александр Алексеевич.



«Нагасаки
Дорогой мой Володя!
Я нестерпимо ждала от тебя письм. Наконец, когда я получила твое письмо, я от восторга бросилась на него и к моему счастью в то моменту (sic) Г. Сига приехал ко мне и прочитал мне подробно твое письмо. Я узнав о твоем здоровье успокоилась. Я 16/28 января в 10 ч. вечера родила дочку, которая благодаря Бога здравствует, ей я дала имя за честь (sic) Фудзиямы – Офудзи. Узнав о моем разрешении на другой день навестили меня с “Витязя” Г. Рутонин (Лутонин ? – М.К.) вместе с Бенгоро, Г.Петров с Г.Эбргадрм и Отоку-сан и командир “Бобра” (О.А.Энквист) с Омац и кроме того от многих знакомых дочка наша Офудзи получила приветствующие подарки. Все господа, которые видели милую нашу Офудзи говорили и говорят, что она так похожа на тебя, как пополам (sic) разрезанной тыквы (Ури-во фтацу-ни вариси готоси – по-японски, т.е. по-русски – как две капли воды. – М.К.). Этим я крайне успокоился мрачный слух, носившийся при тебе. Теперь я получила благодаря хлопота г-на Сиги от Окоо-сан присланные от тебя 21 ен (иен. – М.К.) 51 сен; за это благодаря тебя. какая я несчастливая, представь себе на кануне моего разрешения т.е. 15/27 января у меня умерла мать моя. С того времени как ты уехал из Японии не от кого получать деньги, а между тем матушка моя долго лежала от болезни в постели наконец ее пришлось хоронить да родилась дочка – эти все требовались расход (sic), а мне не у кого достать деньги. Так я вынуждена была просить г-на Петрова, у него, по всей вероятности, также не были свободные деньги, потому что он давал мне заимообразно по 10 ен в три раза и кроме того 10 ен он подарил нашей дочке, так что от г-на Петрова я получила всего 40 ен. С того время как ты оставил Нагасаки я заложила свои часы, кольцо и прочие вещи и заняла у знакомых слишком 200 ен. Не умею объяснить тебе как я училась (мучилась. – М.К.) не получая от тебя ни разу письма. У нас в Японии когда родится ребенок устраивают ради новорожденной праздник, одевают ее [в] новый костюм и посылают в храм, [с] родственникам [и] знакомым, приглашают родных и знакомых на обед; все это деньги я не имея денег до сих пор не могу это сделать. Так мне крайне стыдно перед знакомыми. Имея твоя дочка мне нельзя и не желаю выйти другим (за другого. – М.К.) замуж и потому после смерти мати (матери. – М.К.) я с дочкою буду ждать тебя. Так как мать умерла, то мне должно возвратить дом, где мы живем, и купить дом, где будем жить. Мы с дочкою будем ждать тебя [и] от тебя извести. Я желаю послать тебе как можно поскорее фотографическую карточку нашей дочки, но теперь еще не сделана, а пошлю при следующем письме. Когда будешь писать или пр[и]шлешь мне деньги пр[и]шли (присылай. – М.К.) всегда через Г.Сиги. Мы с дочкою молимся о твоем здоровье и чтобы ты нас не забывал либо ты есть наша сила.
Твоя верная Така
перевел А.Сига
Нагасаки 6/18 апреля 1893 г.»



«Нагасаки
18/6 Июля 1894 г.
Глубокоуважаемый Дмитрий Иванович,
Прося Вас извинение за долгое молчание осмеливаюсь осведомиться о Вашем здоровии. Мы с дорогою и милою нашею Офудзи здоровы и она уже стала ходить; вот при сем препровождаю нашу с нею группу. В замен этого прошу Вас прислать нам Ваш портрет. От Владимира Дмитриевича я получила в Ноябре прошлого года письмо от 24 сентября 93 года письмо, написанное на крейсере “Память Азова”. С того времени уже прошло много времени да он ничего не пи[ш]ет, даже чрез его товарищей, которые часто навещали Офудзи, н[и] слова от Володи не добьюсь. Так долго не имея известия от Володи я крайне мучусь. Поэтому [з]аставите быть чрезвычайно обязан[н]ой Ваше Прев[ос]ходительство, если поставите меня хоть в известность об дорогом моем Володе Вашим ответом.
Желая от души Вам доброго здоровья, остаюсь преданною и готовое к услугам Вашим
Така Хидесима».

О дальнейшей судьбе Таки-сан и Офудзи-сан ничего толком неизвестно. В семье Менделеевых хранилось предание, что они обе погибли во время токийского землетрясения 1923 года, но японские исследователи этой истории сомневаются в достоверности этого факта. Более подробно на эту тему пишет Масанори Кадзи в своей http://journal.spbu.ru/2009/17/15.shtml

История Владимира и Таки-сан в свое время так впечатлила Валентина Пикуля, что в итоге легла в основу его романа "Три возраста Окини-сан".

Tags: ... с генеалогического фронта..., История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments