Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Все ходят в ногу, а я, как всегда, нет...

История Джианны Джессен, которой на прошлой неделе была полна вся моя френдлента, вряд ли может оставить читателя безучастным. Естественно, жалко девочку, на долю которой выпали такие тяжелые испытания. Поразителен подвиг ее приемных родителей, сумевших в буквальном смысле слова поставить на ноги ребенка, приговоренного врачами к полной неподвижности в результате ДЦП.

Меня, откровенно говоря, во всей этой истории гораздо сильнее зацепили несколько вот каких моментов, судя по всему, укрывшихся от внимания комментаторов. Естественно, ничего этого не было в том выступлении Джианны, которое сейчас активно пересылается по сети, но вся эта информация достаточно легко находится при помощи любого поисковика. Меня заинтересовало, что именно представляло из себя тогдашнее американское общество, и еще то, насколько уникальна сама по себе история Джианны. И вот что мне удалось выяснить.

Начнем с того, что случай Джианны далеко не единичен. Вообще, девочке повезло - тот метод прерывания беременности, к которому прибегла ее мать, оставлял ребенку громадный шанс выжить. По статистическим данным, в семидесятые годы примерно 500 детей в год рождались живыми в результате солевых абортов. Продолжительность жизни у них была разная, некоторые умирали довольно быстро, а некоторые потом жили нормальной полноценной жизнью. Судя по свидетельствам медсестер, родившихся живыми младенцев никто, как правило, не душил. Их "просто" оставляли умирать в холодной комнате. И, опять-таки, это правило не было универсальным, иначе бы не было десятков и сотен выживших после аборта детей, чьими свидетельствами полон англоязычный интернет.

Вот, например, история Эми,  выжившей после трехкратной попытки ее матери совершить солевой аборт. Кстати, сама процедура эта была весьма опасной и часто приводила к смерти женщин. Японцы забили по этому поводу тревогу еще во время Второй Мировой Войны, но американским врачам потребовалось еще 30 лет, чтобы постепенно перейти от солевой процедуры к внутриутробному расчленению младенцев.

Как ни удивительно, даже после такой чудовищной процедуры дети зачастую выживают, правда, чаще всего рождаются с тяжелыми физическими травмами.Но процент выживших при хирургическом аборте куда ниже, чем при солевом. Так что уже здесь у Джианны оказалось огромное преимущество. А второй раз ей сильно повезло, когда нашлась фостерская семья, удочерившая и полюбившая ее как родную. А любовь действительно чудеса может творить. Честно говоря, тем тысячам детишек, рождающихся по всему миру чтобы быть выброшенными в мусорные баки, выгребные ямы  прочие непотребные места, редко когда везет найти настоящую приемную семью. А ведь, кстати, огромное большинство из них тоже рождается в результате (или после) доморощенных попыток избавиться от плода. Про то, как беременные крестьянки тяжести таскали и с верхотуры прыгали, чтобы "скинуть", мало кто из бытописателей 19 века не упоминал. И я ведь не зря столько раз уже в этом журнале писала про дилогию "Манон с источников". Там ведь именно на подобной истоиии и строится весь сюжет...

А дурочки моего поколения горстями лопали аскорбинку и до обмороков парились в горчичных ваннах тоже ведь именно для этого. И какую травму несут теперь в себе все те родившиеся и выжившие после таких попыток дети? Что такое жить со знанием, что мама тебя не хотела, я, увы, знаю по собственному опыту. Когда тебе объясняют, что тебя родили просто потому, что "ну не делать же аборт, тем более первый", чувствуешь себя весьма фигово, поверьте.

Так вот, про Америку 70-х. Аборты официально были разрешены в 1973 году, но одним из условий процедуры стояла "нежизнеспособность плода". То есть, в большинстве случаев срок прерывания беременности ограничивался первым триместром, но по усмотрению врача, в случае проблем с плодом, он мог быть расширен до второго триместра. Третий - редчайшее исключение. А еще в Америке было общественное мнение, не поспевавшее за изменениями законодательства. И стигматизация не только незамужней мамочки, но и всей ее родни. Девушка-подросток в случае беременности по-прежнему могла вылететь из школы, подвергнуться остракизму со стороны соседей, знакомых и родственников. Наиболее ригористичные семьи отправляли девчонок в дома "кающихся грешниц", скрывая от всех знакомых их беременности. И если младенец все-таки рождался, речи не шло о том, чтобы забрать его домой.

А еще статистика неумолимо показывает, что в те времена абсолютное большинство девчонок, терявших девственность до замужества, было из семей неблагополучных, более того, в массе своей они в ранней юности были жертвами насилия и сексуальной эксплуатации со стороны более взрослых мужчин. И кем, в таком случае, была мать Джианны - жестокой хладнокровной убийцей или несчастной запутавшейся дурочкой, поддавшейся давлению со стороны более важных и авторитетных для нее людей, получившей от врача уверения в нежизнеспособности младенца, и вдобавок отказ биологического отца девочки от брака? Я не оправдываю ее нисколько. Просто, на мой взгляд, в этой истории она не только палач, но и жертва... И если уж говорить о чудесах, то их в этой истории как минимум два. Потому что Господь не только спас Джианну, но и не дал Тине стать убийцей. А это тоже значит ОЧЕНЬ много.

К сожалению, в своем самом близком окружении я знаю как минимум три случая, когда матери вынуждали взрослых совершеннолетних дочерей к абортам, причем два из этх случаев были во втором - третьем триместре беременности. Наши с вами современницы, образованные взрослые женщины, так давили на своих созависимых дочерей, не первый год живущих в браке, что те сдавались и соглашались на аборт. А что говорить о семнадцатилетней девчонке, без образования, без средств, да еще в сильно недружелюбной среде? И не такие ломались, к сожалению.

А вот что у меня совсем не укладывается в голове, это то, что приемная мать Джианны рассказала девочке о том, что та родилась в результате аборта, когда той было всего 12 лет, причем произошло это в Рождество. И что очень вскоре после этого активисты из церкви, которую посещала эта самая приемная мать, попросили девочку выступить на собрании, рассказав "Как жить со знанием того, что ты - жертва аборта". А в 14 лет Джианна уже вовсю путешествовала по стране, делая уроки в самолетах, и публично выступая примерно с тем рассказом, который многие из вас слышали. Если это не вторичная травматизация ребенка, то что тогда травматизация?

Вот честно, у меня чем дальше, тем сильнее складывается впечатление, что взрослые недоумки излишне ревностные про-лайфовцы решили использовать в, в общем-то, благородных целях маленькую девочку и ее трагедию, совершенно не задумываясь, насколько это "застревание в травме" неблаготворно сказывается на ней самой. Пока я готовила этот материал, у меня была возможность познакомиться с рассказами о своей жизни, написанными другими людьми, выжившими в результате абортов, и тоже выступающих в защиту права нерожденных младенцев на жизнь. Честно говоря, они оставляют более уравновешенное  впечатление. И мне порой куда легче поверить, что те же Эми, Сара, Барбара и прочие действительно простили своих матерей, чем Джианна.

Кстати, насчет матери странно как-то получается. Мне попалось несколько совершенно различных статей, утверждавших, со ссылками на приемную мать Джианны, что биологическая мать - Тина - с дочерью никогда не встречалась. Увидев девочку подростком в телепередаче, Тина хотела с ней встретиться, но Джианна сказала, что этой встречи не хочет. Патси - приемная мать - передала несколько лет спустя Тине прощение Джианны, и получила в ответ уверения, что та не будет искать встречи с дочерью, раз той эта встреча не желательна.

Кстати, среди выживших после аборта Джианна не единственная христианка. Очень советую тем, кто по-английски читает, погуглить свидетельства прочих ее собратий по беде. Это действительно очень сильно!

Tags: Абсурд, Ворчалка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments