Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Французский дневник - 6

Приблизительно через пятнадцать лет после Вознесения Христова от берегов Иудеи отчалил корабль, на борту котрого находились Лазарь Четверодневный, Мария Магдалина, Марфа, Мария Иаковлева, Мария Клеопова и еще несколько их спутников. так отправлялись в ссылку те, кто был при жизни дорог Спасителю. Спустя некоторое время корабль пристал к пустынному берегу Нарбоннской Галлии, и дальше пути мореплавателей разошлись. О некоторых из них речь впереди, а пока поговорим о св.Марфе.



Расставшись с братом и сестрой, она решила направиться в Авиньон, но в пути была вынуждена внезапно задержаться. Случилось так, что на полдороге между Арлем и Авиньоном, на берегах живописной реки, она встретила толпу стенающих и рыдающих людей, населявших местечко, именуемое Nerluc. Марта попыталась рассказать им о Христе, но досмерти перепуганные люди отказались ее слушать до тех пор, пока она не поможет им избавиться от злобного чудовища по имени Тараск, опустошавшего окрестности, и не брезговавшего ни людьми, ни домашним скотом. С мерзким шестиногим драконом с головой льва пытался сражаться местный король, но бесславно проиграл, что окончательно повергло в тоску и ужас его подданных.

Не ведающая страха Марфа подошла к самому логову чудовища и именем Христовым приказала тому выйти наружу. Монстр, внезапно растерявший все боевые качества, покорно вылез на белый свет. Повязав ему на шею свой пояс, Марфа привела Тараска наподобие комнатной собачки на городскую площадь, где давно мечтавшие о мести горожане на него и набросились с кольями и камнями. Как и следовало ожидать, чудище смиренно позволило себя умертвить. После этого язычники наконец согласились выслушать храбрую женщину и в массовом порядке обратились в христианство. А затем, раскаиваясь в жестокой расправе над чудовищем, переименовали свой край в его память. Так и возник на франкской карте город Тараскон.

Я это название запомнила с детства благодаря радиопередаче "Клуб знаменитых капитанов", но роман Доде, каюсь, осилить так и не смогла, он мне показался излишне занудным. Но раз уж мы оказались буквально в двух шагах оттуда, Il suffit de passer le pont (С), то решили заглянуть хоть ненадолго, тем более, что достопримечательностей в городе оказалось ровно две, зато какие!





Собственно, вот они обе, хорошо видные с середины моста через Рону. Слева замок короля Рене, окончательно достроенный уже после Столетней войны, справа Collegial Св.Марфы. Поскольку со стратегической точки зрения это место расположено весьма выгодно, укрепления тут с завидным постоянством то строят, то сносят вот уже более двух тысяч лет, начиная еще со времен римского владычества. Правда вот уже почти сто лет в замке размещается Музей Изящных Искусств, так что есть надежда, что в обозримом будущем он еще постоит... По крайней мере, до тех пор, пока эти края не будут окончательно колонизованы последователями пророка Мухаммеда, не одобряющими человеческие изображения. А до этого печального момента. судя по всему. времени осталось гораздо меньше, чем мы думаем.




Кстати, спорим, что самого известного владельца здешних мест вы знаете как минимум до двум художественным произведениям? Дело в том, что король Рене в бытность свою тарасконским правителем. основательно укрепил свой готический замок, окружил его рвом, башнями и подъемными мостами. Здесь устраивались турниры, ставились пьесы, написанные королем. В этих пьесах большую роль играла Аркадия - счастливая страна, через которую протекала река Альфей. Название ее происходит от греческого "альфа" - первоисточник, источник, начало переносимых через поколения и пространства духовных ценностей, тайн, доступных только посвященным. Рене считается последним королем трубадуров, он сам неплохо писал стихи и правила рыцарских турниров. Ну и кого он нам напоминает? Прааавильно, Жоффрей де Пейрак, знаменитый граф Тулузский.



Лично мне киногерой нравится больше прототипа.



Ну и эту арию Роберта Бургундского из "Иоланты" Чайковского мы тоже ведь все хорошо знаем, правда? А кто она, та девушка, от брака с которой Роберт так страстно пытается отказаться? Как раз дочь доброго короля Рене Иоланта Анжуйская (1428-1483). Замужем она, правда, была за совсем другим человеком, и вопрос о ее юношеской слепоте так же остается открытым, но это все частности, не будем к ним цепляться.




Похоже, в последнюю войну собор, лишившийся звонницы и трех из четырех древних колоколов пострадал куда сильнее, нежели замок, отделавшийся фасадными "оспинами".




Собор также многократно надстраивался и перестраивался, но в крипте, тем не менее, можно найти фрагменты первой часовни, выстроенной на этом месте еще в пятом веке, и хранящей саркофаг св.Марфы, вырезанный из мрамора за сто лет до того. Но в крипту нам попасть не удалось, так что мы ограничились только верхней церковью. За пятнадцать веков сильно она пострадала дважды - во Вторую Мировую Войну, а до того - в Революцию, когда была уничтожена часть скульптур, выполненных известными мастерами. Но живопись кисти Пьера Парроселя, к счастью, уцелела практически полностью.





Роспись 15 - 17 веков из левого придела.




Реликварий с мощами св.Марфы. Официально зафиксированное поклонение останкам святой восходит к рубежу пятого и шестого веков, когда король франков Хлодвиг, незадолго перед тем принявший христианство и подхвативший при осаде Авиньона бубонную чуму (по другим сведениям это была почечная колика), чудесным образом исцелился после молитвы перед гробницей Марфы.

Впрочем, святая была чтима королями практически всех династий. Ей воздавали благодарности и возносили мольбы Людовик Девятый и Карл Восьмой, Франциск Первый, и Генрих Второй, а так же сопровождаемый Анной Австрийской юный Людовик Четырнадцатый, направлявшийся в Испанию за своей невестой Марией-Терезией. Причем Людовику повезло меньше всех. Во время его визита грянула такая небывалая в Провансе стужа, что Рона намертво замерзла, и королевский кортеж перебирался из Тараскона в Бокер по льду.




Надвратная живопись. Лев мне тут нравится. Жизнерадостный такой, в отличие от прочих евангелистов.




Тараскон на удивление малолюден. Такое впечатление, что местные жители стремительно перебираются в крупные индустриальные центры. а арабы хоть и занимаются активной экспансией. но пока что оккупировали еще не весь город. Но вот такое количество народа на тамошних улицах это уже практически толпа.




Мэрия на главной торговой улице, причем время уже далеко не раннее, дело к полудню.




А это, как я понимаю, все, что осталось от некой былой усадьбы. Въездные ворота. барельеф... а за ними унылое современное здание.



И еще с одним литературным и историческим событием навсегда связаны эти места. В 1859 году провансальский поэт Фредерик Мистраль опубликовал написанную на окситанском наречии поэму Mirèio (Mireille). Имя героини он выдумал сам. И этим же именем нарек два года спустя свою крестницу, окрещенную не то в Тарасконе, не то в Бокэре. Когда же священник попытался усомниться. что такое имя существует, поэт, не моргнув глазом, заявил, что это, дескать, всего лишь провансальская форма имени Мария, восходящая к латинскому mirare (admirer). Так что если б не Мистраль, Мирей Матье нынче звали бы как-то более обыденно.
Tags: Лангедок, Отпуск, Путешествия, Фото-2012, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →