Татьяна (lady_tiana) wrote,
Татьяна
lady_tiana

Французский дневник - 21

Лет этак шестьдесят назад мой покойный папенька, не прошедши по конкурсу в ленинградскую Военно-медицинскую академию, внезапно решил пойти учиться в Торфяной институт. Чем именно привлекло его именно это учебное заведение - не ведаю, тем более, что выдержал он там всего год - два, а потом перевелся в МИТХТ, но от "торфяных" времен остался у него приятель с экзотическим именем Рэм. Правда, в послестуденческие времена их пути заметным образом разошлись. Родитель мой взялся активно двигать отечественную науку, тогда как Рэм посвятил себя делам литературным. К тому времени, когда я научилась складывать буквы в слова, я уже знала, что вооон на той полочке у нас стоят книги папиных приятелей. И если основы хроматографического анализа авторства товарища Ициксона меня совсем не интересовали, то с Рэмовыми детективами дело обстояло совсем по-другому. Добралась я до них где-то к годам десяти, и с тех пор в мою жизнь прочно вошли трескучие раскатистые слова "Монсегюр" и "Каркассон", тайны ларцов и мальтйских жезлов, волнующие воображение катарские тайны и трагические судьбы альбигойцев.

Лет через пятнадцать Каркассон вновь напомнил о себе, на сей раз благодаря песенке Тонтона Жоржа, жаловавшегося, что он никогда этого города не видел. А на канадчине, благодаря друзьям. меня настигла (эх раз, еще раз, еще много-много раз!) популярная по обе стороны океана настольная игра. Положение становилось угрожающим, и с этим надо было что-то делать. У меня уже не оставалось сомнений в том, что если я продолжу игнорировать призывы Судьбы, героическая крепость не отступит и продолжит напоминать о себе не мытьем так катанием. Одним словом, настала пора! И вот, ранним утром 11 сентября Женя высадил нас с Андреем Сергеевичем на нарбоннском перроне и укатил осматривать местные виноградники, а мы погрузились в вагон и покатили через поля и деревушки прямиком к заветной цели. Как это часто бывает с известными местами, кажется, что кроме замка/крепости/монумента и быть-то ничего не может. Ан нет! Оказалось, что прежде чем попасть в замок, надо для начала пересечь добрую часть города, тоже заслуживавшего немалого интереса.







Только не спрашивайте меня, что в этих зданиях размещается. Мы неслись с такой скоростью, что фотографировать еще как-то успевали, а вот справки наводить - нет.








Наконец оставалось только форсировать реку Aude, и тут мы решили чуточку перекусить, тем более, что солнце стояло ровненько над замком, не позволяя снять его панораму. Удобно расположившись на парапете, мы только-только поделили заначку из пары ореховых батончиков и нескольких персиков, как были обфырканы некоей юной дивой в макси-платье и на километровых каблуках, громко возмущавшейся, что вот, даже во Франции от соотечественников скрыться некуда. Честно признаюсь, когда я поближе познакомилась с рельефом и булыжными мостовыми крепости и припомнила наряд гневной барышни, то сочла нас вполне отмщенными естественным образом.

Про сам Каркассон я, пожалуй. рассказывать ничего не буду. Тут надо или подробно погружаться во всю его двух-с-половиной-тысячелетнюю историю со всеми галлами, вестготами, сарацинами, альбигойцами, протестантами и прочими санкюлотами, или молча бродить по древним улицам и башням, по возможности не замечая ни толп народа, ни буйства лавок и харчевен. Так что пойдем себе потихоньку... тем более, что Каркассон не был бы Каркассоном, если бы не припас несколько неожиданностей и сюрпризов.












































Вот что бы вы подумали, зайдя жарким полуднем в базилику одиннадцатого века, затерянную глубоко в лангедокских землях, и услышав со стороны алтаря русскую народную песню? Ручаюсь, что в первую минуту вы бы забеспокоились, не слишком ли вам солнцем макушку напекло. Собственно, именно так со мной и приключилось. Но не склонный ко всякой дешевой мистике А.С. подтвердил, что что таки да, поют. Причем явно наши. Пришлось с этой реальностью смириться... Причем особое своеобразие ей придавала висящая прямо над головой табличка, гласившая, что в 1207 году в том самом алтаре, где сейчас раздавалась не то "Калинка", на то "Подмосковные вечера", проповедовал против альбигойской ереси Доминик Гусман, еще не успевший стать святым. А из ниши рядом с дверью на всю эту катавасию печально взирала Орлеанская Дева.

































































Панамки у лошадей меня совершенно умилили. Меж тем строгие таблички воспрещали любое панибратство с тягловой силой. А жаль, ведь погладить-то действительно хочется...
















Солнце меж тем стало явно склоняться к западу. и нам пора было спешить на обратный поезд.




Вот таких графити там на уличной стене оказалось премного...




А сам город к вечеру вымер совершенно, за исключением центральной площади. Но там у меня села уже вторая батарея, поэтому со снимками ничего не вышло. А жаль, фонтан там был весьма старинный и примечательный.
Tags: Лангедок, Отпуск, Путешествия, Фото-2012, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments