Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

калифорния1

Маленькая сегодняшняя зарисовка

По случаю плохой погоды толпы туристов решили прятаться под крышей, и посему их всех принесло в Нотр-Дам. Меня тоже угораздило там поблизости оказаться, утренняя доза кофе тоже оказалась получена, поэтому не осталось ничего другого, как пережидать первую волну шторма в компании гаргулий. И вот представьте себе сцену. Площадь перед собором плотно забита народом, стоящим друг другу в затылок. Но двигаехтся этот хвост быстро. Я специально засекла, 12 минут на все, про все. Причем в очереди стоят все, взрослые, старики, дети маленькие, годика по три-четыре, не старше. И идет мимо этой очереди группа очень характерных товарищей.

Впереди мужчина средних лет, с весьма узнаваемой внешностью - брюшко, встрепанная борода, хвост, стянутый резинкой, при наличии изрядной лысины, и такая, знаете, манера хозяина, человека с властью. Рядом с ним идет более молодой мужчина, вроде бы довольно западного вида, но застегнутый наглухо на все пуговицы и для этого места и времени дня одетый слишком сухо. Короче, типаж "идеальный прихожанин", идущий к обедне. И манера речи тоже соответствующая, вроде бы деловая, но с явныи подобострастными нотками. Следом попадья видом из начала девяностых - в длинной до пола юбке с какими-то немыслимыми цветами, в дикой плюшевой шали, кроссовках и с длиной, до пояса, косой, и выражением абсолютной покорности на лице. И завершают группу четверо подростков лет от 10 до 16, тоже одетых отнюдь не на западный манер. Женщина и дети молчат, а мужчины громко по-русски обсуждают, что не может такого быть, чтобы это была очередь на вход, но в любом случае стоять в ней просто безумие, еще не хватало.

Прошли вперед, постояли у головы очереди, обсуждая нюансы оформления портала. А когда открылись двери, чтобы пропустить внутрь очередную группу народа, все семеро, нисколько не стесняясь, протырились внутрь. Так получилось, что я там оказалась совсем близко, и с большим трудом удержалась от того, чтобы не поинтересоваться, что батюшке его христианская совесть говорит по поводу того, что ему с семейством свое очереди ждать западло, а маленькие дети со стариками должны стоять на дожде и на ветру. Но, боюсь, он и слова-то такого не знает...

Внутри, кстати, вопреки всюду развешанным плакатам с просьбой соблюдать тишину (в том числе и на русском языке), "экскурсовод" продолжал давать объяснения довольно громко. Судя по тому, что я видела, внутренность Нотр-Дама визитеров не заинтересовала, они на крейсерской скорости обежали весь периметр здания и покинули нечестивое место. Не успела я дхух первести от этакой сцены, как молодой человек в двух шагах от меня сделал широкий жест в сторону скульптуры Жанны д'Арк и по-русски же громко заявил, что она была революционеркой. Тут я уже совсем не выдержала и посоветовала товарищу хоть что-то по истории Франции почитать. Судя по выражению лица, вьюнош и не предполагал,что в этой толпе хоть кто-то может понимать по-русски.

Ну и в качестве вишенки на торте... когда я выходила под вечер из музея Клюни, во дворе особняка раздавалась громкая русская речь. Группа организованных экскурсантов с выражением усталой покорности судьбе внимала экскурсоводше. А та, не обращая внимания на разверзшиеся над головой хляби, с упоением вещала о парижских нечистотах. Начав со средневековья и выливания горшков из окон на головы прохожим, она перескочила на более поздние эпохи, самозабвенно рассказывая, кто, как и где срал в Версале и замках Луары, начисто лишенных канализации.

Моя трепетная внутренняя организация не выдержала живописности этих картин, и я ретировалась, оставив бедных слушателей на произвол их собственной судьбы. В общем день получился имени Чехова, Тэффи и Аверченко в одном флаконе. Но больше я в места массового скопления туристов ни ногой. Хватит с меня соотечественников... а за рубежом почему-то именно подобные экземпляры в первую очередь на виду.
калифорния1

Французский дневник - 21

Лет этак шестьдесят назад мой покойный папенька, не прошедши по конкурсу в ленинградскую Военно-медицинскую академию, внезапно решил пойти учиться в Торфяной институт. Чем именно привлекло его именно это учебное заведение - не ведаю, тем более, что выдержал он там всего год - два, а потом перевелся в МИТХТ, но от "торфяных" времен остался у него приятель с экзотическим именем Рэм. Правда, в послестуденческие времена их пути заметным образом разошлись. Родитель мой взялся активно двигать отечественную науку, тогда как Рэм посвятил себя делам литературным. К тому времени, когда я научилась складывать буквы в слова, я уже знала, что вооон на той полочке у нас стоят книги папиных приятелей. И если основы хроматографического анализа авторства товарища Ициксона меня совсем не интересовали, то с Рэмовыми детективами дело обстояло совсем по-другому. Добралась я до них где-то к годам десяти, и с тех пор в мою жизнь прочно вошли трескучие раскатистые слова "Монсегюр" и "Каркассон", тайны ларцов и мальтйских жезлов, волнующие воображение катарские тайны и трагические судьбы альбигойцев.

Лет через пятнадцать Каркассон вновь напомнил о себе, на сей раз благодаря песенке Тонтона Жоржа, жаловавшегося, что он никогда этого города не видел. А на канадчине, благодаря друзьям. меня настигла (эх раз, еще раз, еще много-много раз!) популярная по обе стороны океана настольная игра. Положение становилось угрожающим, и с этим надо было что-то делать. У меня уже не оставалось сомнений в том, что если я продолжу игнорировать призывы Судьбы, героическая крепость не отступит и продолжит напоминать о себе не мытьем так катанием. Одним словом, настала пора! И вот, ранним утром 11 сентября Женя высадил нас с Андреем Сергеевичем на нарбоннском перроне и укатил осматривать местные виноградники, а мы погрузились в вагон и покатили через поля и деревушки прямиком к заветной цели. Как это часто бывает с известными местами, кажется, что кроме замка/крепости/монумента и быть-то ничего не может. Ан нет! Оказалось, что прежде чем попасть в замок, надо для начала пересечь добрую часть города, тоже заслуживавшего немалого интереса. Collapse )
калифорния1

Итальянский дневник, день 8


Следующий день прошел в поездке по крошечным горным городкам и деревушкам. Утро, к нашей радости, было даже немного прохладным, в такую погоду легко бродить по пересеченной местности. Но ближе к обеду, как раз, когда мы решили предпринять марш-бросок к очередным руинам, солнце вдарило в полную мощь, так что к вечеру мы подкоптились, как хорошая грудинка. Но это все мелочи, главное, что прогулка оказалась интереснейшей.










Collapse )
калифорния1

(no subject)

Ща буду злобно ругаться. Сто лет прошло с того момента, как Саша Черный написал свой бессмертный "Сиропчик".

Дама, качаясь на ветке,
Пикала: «Милые детки!
Солнышко чмокнуло кустик...
Птичка оправила бюстик
И, обнимая ромашку,
Кушает манную кашку...»

Дети, в оконные рамы
Хмуро уставясь глазами,
Полны недетской печали,
Даме в молчаньи внимали.
Вдруг зазвенел голосочек:
«Сколько напикала строчек?»

Счастливые люди были наши предки, у нх не было интернета, и посему слащавые искусственные слова не выползали за пределы книжек для юношества, издававшихся не слишком большим тиражом. А сейчас в места массового скопления дам-с лучше вообще не заглядывать во избежание тяжелой интеллектуальной контузии. Причем за прошедшее столетие чудовищный лексикон обогатился и продолжает обогащаться десятками и сотнями слов-уродцев. 

Вот только что имела я неосторожность заглянуть в фотоотчет о встрече с известной рукодельницей. То есть, простите, в фотоотчетик. В котором даму, мягко говоря, немолодую, назвали солнечным и многосторонним человечком. Я вот одного не пойму, тех, кто этим языком говорит, самих не тошнит? Или они эту жантильность и манерничанье хорошим тоном считают? Я бы за злостное употребление сюсюканья приговаривала отличившихся к прочтению чеховского двенадцатитомника. Антон Палыч, помнится. сию публику зело любил....

______________

И чтобы два раза не вставать. Сдается мне, что праздник на букву Х. работает очень хорошим проективным тестом, выявляя у взрослых участников маскарада их тайные желания и "теневую" сторону натуры. Во всяком случае, по тем из коллег, кто вчера таки решил переодеться, это очень хорошо было заметно. То, что в повседневной жизни они обозначали очень осторожно и, кажется, не вполне осознанно, зазвучало натуральным крещендо. И после увиденного вчера повседневные наряды девушки Д. мне уже кажутся верхом скромности и приличия. Так что все действительно познается в сравнении...

Но если к нарядам чертей, проституток, инопланетянок и ку-клукс-клановцев я как-то была готова, то дама в полном иноческом облачении в стиле до Второго Ватиканского Собора на меня произвела впечатление грустное и неприятное. Не люблю я, когда такими вещами шутят. Правда, я над ней тоже подшутила, сказав, что у нас примета есть - кто подрясник примерит хотя бы понарошку, рано или поздно в монастырь уйдет. Кажется, такая перспектива ее не слишком обрадовала.

калифорния1

Маленький фото-бонус к "Оводу"

Вот где-то около этого храма, судя по роману, и произошло то трагическое объяснение юных Артура и Джеммы.

Collapse )

Вот около этого мостика рядом с дворцом Медичи Артур и надумал имитировать свое утопление.

Collapse )

Та самая набережная, где мальчик утопил свою шляпу и сговорился с матросом, чтобы тот отвез его на свой корабль. А левее на противоположной стороне (у меня, увы, кадр не получился) как раз сохранилось здание, последовательно бывшее крепостью и тюрьмой, в которой в юности сидел Артур.



А кто город узнает, не заглядывая в книгу, тот молодец!
калифорния1

(no subject)

 Ну вот, мы тут общими усилиями наконец завершили интерктивный бретонский дневник. Поэтому я больше фотографии в журнале выкладывать, наверное, не буду, просто дам ссылку на наше творение. К сожалению, ЖЖ не позволяет вставлять Java-scripts, поэтому другого способа показать этот альбом у меня нет.  Альбом представляет из себя карту с проложенным маршрутом, к каждой точке которого привязаны фотографии и рассказы. Перемещаться можно по-разному - по хронологической ленте в верхней части экрана, по списку городков в нижней части экрана, по карте (в случае слабого компьютера может тормозиться). Под Хромом альбом смотреть немного легче, чем под Эксплорером.
Все фотографии можно увеличивать. Чтобы увидеть все снимки к любой записи, внизу нужно нажать на кнопку Show all. Собственно, вот он - альбом "Бретань 2010".  

Единственная запись оттуда, которую я здесь продублирую, это давно обещанная Броселианда. Collapse ) 

Теперь, наверное, понятно, почему Иосиф Аримафейский столь почитаем в Бретани? Редкая цековь обходится без его изображения.
калифорния1

Степан Джонович и Ко

Разговорами в дружественном журнале навеяло. Или еще раз о временах, когда у нас был "один сникерс на всех". Вообще-то я эту историю рассказывала уже, но это было так давно, что с тех пор у меня читателей заметно прибавилось, а история симпатичная, причем абсолютно подлинная.

Все, я окончательно зареклась произносить фразу "Так не бывает!".

Дело было на День Победы много лет назад. До рождения Костика оставалось два месяца, когда я загремела с кровотечением на сохранение в больницу где-то в Рогожской слободе. Палата по тем временам была экзотическая - там лежали исключительно жены фирмачей. Меня туда занесло по той простой причине, что наша полумертвая лаборатория носила громкое "иностранное" имя "компания Ковидон". Очевидно, для сестричек в приемном покое это звучало убедительно, поэтому меня и отправили в "высшее общество".

Финансовые наши дела в то время обстояли, мягко говоря, далеко не блестяще, главным деликатесом в доме был бутерброд с маргарином,  а гинекологиня на каждом приеме причитала "И как же ты в нищете этакой второго рожать собираешься?".  Палата встретила меня холодильником, доверху забитым продуктами из валютных магазинов, телевизором и видеомагнитофоном. Верховодила среди девчонок Нинка - тридцатилетняя хохотушка, с настолько серьезными проблемами, что ей даже шевелиться в кровати было нельзя. Нянечки ее умывали, переодевали, чуть-чуть приподнимали подушки, а о том, чтобы повернуться хотя бы на бок, и речи быть не могло. Малейшее напряжение могло спровоцировать роды, а до срока Нинке оставалось еще недель шесть - семь.

Продукты таскал Джон, Нинкин муж. Точнее, официально он ей мужем еще не был слишком много времени ушло на развод с английской женой, в браке с которой у него было не то двое, не то трое детей не намного младше Нинки. Предполагалось, что в Нину в больнице подлечат, а потом они распишутся, главное было - успеть зарегистрировать брак до рождения сына, чтобы мальчик получил английское гражданство. Поскольку я в палате была самой ходячей и вообще единственной, говорившей по-английски, переговоры с Джоном легли на меня. Он по вечерам сидел под окнами нашей палаты, я пересказывала ему все Нинкины новости, заказы новых фильмов и мультиков, а ей от него передавала объяснения в любви и наказы быть как можно более осторожной. 

По вечерам мы всей палатой лакомились Джоновым мороженым, смотрели старые любимые комедии и понемножку рассказывали друг другу о себе. И именно тогда мне впервые в жизни перепала в личное пользование целая шоколадика "Марс". Это было нечто настолько нереальное, что я долго не могла поверить, что так много счастья- и мне одной. Наконец настал день, когда врач окончательно и бесповоротно сказал, что до родов Нина из больницы не выйдет. На другое утро нянечка внесла в палату роскошный махровый белый халат с вышивкой. Нинку умыли, причесали, аккуратно облачили в обновку, а потом к нам гуськом зашли облаченные в больничные халаты, шапочки и бахилы Джон, какой-то тип из консульства и ЗАГСовская регистраторша необъятных размеров и с могучей "халой" на голове. Джон от смущения был багрово-фиолетовый, но глаза у него смеялись... Collapse )
калифорния1

Жак Превер, "Барбара"

Поет Ив Монтан

Collapse )

А это, если помните, фонограмма из старого фильма "Судьба резидента". Текст тот же самый, а вот музыку написал Микаэл Таривердиев. 

Для меня эта запись - еще один мостик в детство, потому что песню эту на серой "кругозоровской" пластинке помню с очень-очень ранних лет И два первых художественных фильма, которые я по телевизору смотрела с папой и запомнила сразу и навсегда, были как раз похождения Резидента и "Мертвый сезон". А было мне в ту пору лет шесть - семь, не больше.

Самое забавное, что несколько лет назад я была знакома с человеком, с которым во время визита в Петербург случился эпизод, похожий на визит графа Тульева в родивый особняк. Этого моего знакомца, на родине не бывавшего года с 19-го или около того, молодые дальние родичи возили по городу, показывали всяческие красоты, а потом повели обедать в какой-то очень знаменитый современный ресторан. Ну и, желая похвалиться крутизной места, поинтересовались у дядюшки, знает ли тот, где он сидит.

- Знаю, - меланхолично ответствовал дядюшка. - В моем собственном особняке.
- Как так? - остолбенели родственники. - А вы откуда знаете?
- А вон по углам на потолке наши родовые гербы, - кивнул канадский дядюшка.
калифорния1

(no subject)

 Землякам-канадцам напоминаю:

Встречи с А.С.Десницким состоятся 1 июня в 13.00 и 5 июня в 19.00 в Свято-Николаевском соборе Монреаля. 

Тема: "Библия в современной жизни", вопросы и ответы.