Category: город

калифорния1

(no subject)

А вот сейчас, дорогие, я вам расскажу, что такое "конкретная Ж..." по-монреальски.  Представьте себе, что ложились вы спать достаточно теплым и сухим вечером, а поутру, выглянув в окно, обнаружили, что засахарилось все.  То есть просто все - деревья, машины, помойки, тротуары, все-все покрыто абсолютно ровным и гладким слоем льда,  а сверху, для полноты удовольствия, поливает достаточно сильный и противный дождь.
В квест превращается все, начиная с банальной попытки выйти  за дверь собственной квартиры, потому что таджикских дворников с лопатами у нас нет и сдирать эту корку с лестниц и тротуаров некому абсолютно. Так что нынче утром я в который уже раз возблагодарила судьбу за то, что мы не живем на более высоком этаже, и что к нам не ведет романтичная винтовая наружная лестница, как это происходит у большинства соседей.  С обычной же лестницы меня спускал дяденька младший ребенок, державший мою руку стальным захватом и не дававший рухнуть.
С Константинычем мы договорились, что к метро он меня не повезет, ибо там очень крутой спуск, по которому обратно ему не въехать никак. Посему из машины меня высадили на автобусной остановке, где уже клубилась кучка народу. Минут пять спустя со стороны ближайших домов появилась мерно марширующая тетенька, сообщившая, что по радио предупредили о полной отмене наземного транспорта по причине "дня жестянщика". Кряхтя и матерясь, народ пешком потянулся к метро. По дороге в нашу процессию вливались ручейки таких же бедолаг, бредущих из соседних улиц.
Самое веселое настало в тот момент, когда мы пересекли Шербрук и встали перед необходимостью спускаться к  метро по довольно крутому и абсолютно скользкому склону. Ну что я вам скажу? Спасибо, что между тротуаром и музеем оставалась незаасфальтированная полоска земли, иначе Скорой помощи работенки бы точно прибавилось. Но в метро я попала мокрая как мышь, и с мышцами, ноющими, словно после интенсивной тренировки.
Судя по пустоте вагонов метро, в утренней катавасии серьезно зависла львиная доля тружеников мышки и компьютера. Зато на конечной, на остановке автобуса, толпа заставила вспомнить детство советское неприхотливое. Но даже боевая память постоянного участника московской транспортной толкучки не позволила втиснуться в первый поданный автобус. Пришлось ждать следущего, поданного строго по расписанию через десять минут. Вот этого, кстати, я понять совершенно не могу. Почему нельзя было пустить дополнительные автобусы, тем более, что куча их, по графику работающих с раннего утра, в рейс не вышла, а первый транспорт пустили почти в восемь, когда дороги оттаяли? Ведь страшное же количество народа опоздало на работу или учебу.
Тротуары, кстати, в человеческое состояние приходили медленнее, чем проезжая часть, поэтому у моего личного квеста была еще одна часть - дойти от автобуса до конторы. Она оказалась полегче предыдущей, но тоже хороша!
В итоге суммарное время в пути утром - час пятьдесят. К обеду обещают, что все смоет дождем, к вечеру якобы оно должно высохнуть, а завтрашним утром нас ожидает снег по щиколотку. Добро пожаловать в зимний Монреаль!
калифорния1

(no subject)

Вот кого я точно никак не могу понять, это молодых парней и девчонок, по возрасту чуть-чуть старше моих детей, чистеньких, хорошо одетых, судя по физиономиям - нисколько не голодающих, и при этом побирающихся со стаканчиками от кока-колы в метро и на грязных загазованных перекрестках. Ну не похожи они на увечных, бездомных, больных, потерявших человеческий облик от выпивки или наркотиков. Я бы их скорее приняла за студентов из хороших семей. Что заставляет их просить милостыню? Нежелание работать и учиться, какие-то скрытые хвори, не позволяющие трудиться, намеренный эпатаж? Не понимаю... 

Одного парня я вот уже который день вижу по дороге домой. Здоровый крепкий мужик, упитанный, с румяными щеками, стоит на скрещении трех дорог с картонкой "Нам нечего есть и негде спать. Подайте хоть что-нибудь". У ног его лежит закутанный в одеяло большой когда-то белый пес. Я все пытаюсь понять, что заставляет их стоять в холод, снег и дождь, под брызгами из-под колес, хотя практически никто не останавливается и денег им не дает. И в то же время газеты пестрят объявлениями "Требуются - требуются - требуются" рабочие с образованием и без, на работу тяжелую или легкую по выбору, на фиксированный или гибкий рабочий день, на работу надомную, сдельную, какую угодно. Неужели этот парень совсем-совсем не в состоянии работать и у него нет другого выбора, кроме как безнажедно стоять со своим псом и картонкой на обочине дороги и натыкаться только на уворачивающиеся взгляды?

Или та девочка, которая вчера в метро ходила по вагонам и настойчиво показывала всем пассажирам свой стакан - дескать, бросайте монеты. Зачем ей это? Неужели она так насобирает больше, чем может заработать кассиршей, бебиситтером, помощницей по хозяйству? Или ей просто ничего больше в жизни не нужно, только эти несколько монет на Биг-Мак с колой? Или это у них спорт такой? Не понимаю...