Категория: лытдыбр

калифорния1

По волнам моей памяти-2

Чудны дела твои, ЖЖ. Внезапно всплыл в виде черновика тот текст, который журнал безжалостно уничтожил несколько дней назад в момент редактирования. А поскольку он мне таки дорог и важен именно в таком виде, я его решила сохранить, а предыдущую версию уберу, чтобы дублирования не было.

Несколько дней назад, начитавшись Физтешкиных воспоминаний, решила я при помощи Google maps прогуляться по городу, в котором прошло мое детство. Мы тогда каждое лето уезжали в Пярну месяца на два - два с половиной, так что почти до окончания школы я себе иного отдыха летом не представляла. Пускалась я в эту авантюру с изрядным трепетом, ведь за 35 лет, прошедших с моей последней прогулки по узким приморским улочкам город мог непоправвимо измениться.

Однако мне повезло... Все главные места моего детства оказались не только на месте, но и очень мало изменились.



Вот этот дом по адресу улица Парди, 2 - наше первое эстонское пристанище. Точно так же рос куст жасмина под окном комнаты, которую снимали Гинзбурги. Им же в то лето принадлежала застекленная веранда справа, сейчас ее основательно зашили сайдингом. А тогда под окнами справа стоял диван, на которм мы с Мишкой Павловым, внуком Гинзбургов,  в дождливые дни рисовали удивительными американскими карандашами, такими яркими и мягкими, не похожими на наши отчественные. А по не сохранившемуся крыльцу катали крошечные яркие автомобильчики, у которых открывались дверцы и поднимался капот...

В большой комнате топилась печка. Взрослые за круглым столом играли в бридж или в кинга. А нас, вымокших до нитки, загоняли под толстое лоскутное ватное одеяло, где было так уютно дремать, читать книжки и даже чуточку целоваться. Только тссс, об этом никому!
В узких улочках...Свернуть )
калифорния1

По волнам моей памяти

Несколько дней назад, начитавшись Физтешкиных воспоминаний, решила я при помощи Google maps прогуляться по городу, в котором прошло мое детство. Мы тогда каждое лето уезжали в Пярну месяца на два - два с половиной, так что почти до окончания школы я себе иного отдыха летом не представляла. Пускалась я в эту авантюру с изрядным трепетом, ведь за 35 лет, прошедших с моей последней прогулки по узким приморским улочкам город мог непоправвимо измениться.

Однако мне повезло... Все главные места моего детства оказались не только на месте, но и очень мало изменились.



Вот этот дом по адресу улица Парди, 2 - наше первое эстонское пристанище. Точно так же рос куст жасмина под окном комнаты, которую снимали Гинзбурги. Им же в то лето принадлежала застекленная веранда справа, сейчас ее основательно зашили сайдингом. А тогда под окнами справа стоял диван, на котором мы с Мишкой Павловым, внуком Гизбургов,  в дождливые дни рисовали удивительными американскими карандашами, такими яркими и мягкими, не похожими на наши отчественные. А по не сохранившемуся крыльцу катали крошечные яркие автомобильчики, у которых открывались дверцы и поднимался капот...

В большой комнате топилась печка. взрослые за круглым столом играли в бридж или в кинга. А нас, вымокших до нитки, загоняли под толстое лоскутное ватное одеяло, где было так уютно дремать, читать книжки и даже чуточку целоваться. Только тссс, об этом никому!
______________

ЖЖ гад! Я такой текст сваяла, а он его в процессе редактирования безвозвратно стер. Попробую кое-что восстановить, насколько получится.
______________
В узких улочках...Свернуть )

А вот то, что рассказывали про нашу Сальме, оказалось и так, и не так. Два дня назад, забив в поисковик Google памятное имя, узнала я во всех подробностях и про юную Сальме, которую с молодым мужем Юханом, выслали в Кировскую область, Лебяжий район, село Окунево. И про ее младшего брата Ильмара, по какой статье и в каеи годы он сидел за нежелание служить в Красной Армии. И еще про многочисленных более дальних родственников - годы, статьи, места ссылки. А вот отец ее, оказывается, до семидесятого года умер, да и никто из родных братьев, похоже, тоже не погибал.

Что у меня никак в голове не укладывается, это как ей удалось не озлобиться и по-настоящему с добром относиться к тем, кто должен был для нее олицетворять врагов и захватчиков. сломавших жизнь и семье, и стране. Она же к Советской власти относилась без симпатии, это я помню. А вот нас всех любила как родных, и ухаживала за своими дачниками как за самой ближайшей родней, так что с ней все круглый год вели переписку и были готовы платить любые деньги, лишь бы получить хотя бы койку в проходной комнате на чердаке.

И еще... мне она тогда казалась ужасно полной старой женщиной. И я никак не могла по малолетству понять, зачем к ней ходят массажистка и маникюрша, почему тетя Сальме регулярно делает укладку в парикмахерской. А ведь в тот год, когда мы с ней познакомились, ей было столько лет, сколько мне сейчас. И, глядя на единственную найденную  фотографию,я  понимаю, что стоящая слева женщина выглядит совсем не такой, какой она мне виделась тогда.
Salme.JPG

Salme Johanson (Raadik)


September 22, 1922  - March 26, 2006
калифорния1

Пандемия!

А в Сочельник мы традиционно играем в настольные игры.




Спасти человечествоСвернуть )

На Новый Год, судя по всему, займемся делом более мирным, будем строить замки Людвигу второму Баварскому...
калифорния1

Маленькая магазинная зарисовка

Совершенно случайно стала свидетельницей весьма характерного разговора, происходившего между стойками с одеждой.

Девушка лет шестнадцати, крупная, полная, выраженного ближневосточного типа, одетая довольно неуклюже и во все черное, снимает с кронштейна вешалку с модным ярким молодежным джемпером и через ряд показывает его маме:

- Посмотри, правда он красивый?

- Ну если ты его считаешь красивым... Тебе носить.

Гюрза бы от зависти удавилась, бо ей таких степеней ядовитости не достичь никогда. Причем произносится это бархатным мягким тоном, но интонации таковы, что девочка сникает, вешает джемпер на место и минуту спустя кладет в корзинку что-то невнятное, абсолютно ей не подходящее ни по расцветке, ни по стилю. Невооруженным взглядом видно, что ей эта вешь категорически не пойдет, но мама одобрила: "Миленько".

Тем временем младшая сестренка лет семи-восьми хватает какую-то яркую юбочку.

- Мама, я хочу вот это, ну пожалуйста.

- Ну ты и придумала, - умиленно смеется мама. - Немедленно повесь на место, разве такое можно носить? Ты мой маленький клоун, да? Ты мамин маленький клоун, правда?

Фраза про клоуна звучит раз за разом, пока я со своей тележкой выкатываюсь куда подальше. При этом мама выглядит вполне ухоженно, если не считать серьезной полноты. Хорошая прическа, макияж, стильная одежда, далеко не балахонно-мешковатого имиджа. Явно не ортодоксальная мусульманка и еврейка.

Для меня эта сцена была про насилие. А для вас?
калифорния1

Мученики канадские

Когда-то давным-давно запомнилась мне мимоходом выхваченная из "Зверобоя" фраза о стране французских отцов, произнесенная вождем гуронов в тот момент, когда племя собиралось чудовищным образом пытать молодого воина. В ту пору я и представить себе не могла, что лет двадцать спустя сама переселюсь в ту самую страну. Но еще меньше я могла вообразить, что описанные Фенимором Купером жестокие сцены на самом деле очень далеки от реальности. Потому что подлинные события были куда более страшными и бесчеловечными.

А началось все в середине 17 века, когда иезуиты, приплывшие в Новую Францию, поселились среди местных обитателей. Сложилось так, что основным объектом их заботы стало племя гуронов, обитавшее преимущественно на территории провинции Онтарио и Upstate New York. Собственно говоря, это была не столько даже забота, сколько взаимовыгодное сотрудничество. Благодаря альянсу с гуронами французы получили сравнительно легкий доступ во внутренние территории страны, что позволило строить стационарные миссии и проповедовать и обращать в христианскую веру индейцев всех дружественных племен, изучать местные наречия, создавать пункты торговли. В свою очередь гуроны получали от европейцев те изделия, главным образом металлические, которые не были до той поры известны на североамериканском континенте. И, самое главное, Франция предоставляла гуронам военную помощь в военных стычках с их извечными врагами ирокезами.

Сказать, что между гуронами и иезуитами отношения всегда строились исключительно гладко, было бы неправдой. Трения между ними, безусловно, возникали, и одной из причин для такого отношения стала вспышка эпидемий, сразившая в 1630-е годы многие индейские племена. Современные историки считают, что на самом деле основными переносчиками инфекций были скорее всего дети французских колонистов, приплывшие вместе с родителями из городов, в которых краснуха, ветрянка и прочие заболевания были среди малышни обычным делом. За океаном же эти болезни известны не были, у местного населения в принципе отсутствовал иммунитет против них, так что волна заболеваний оказалась поистине страшной. Кроме того, для многих индейцев люди в странных черных одеяниях, говорящие на непонятном языке, представлялись шаманами неведомых, но явно не самых дружелюбных божеств. Тем не менее, гуроны и их союзники никогда не причиняли миссионерам зла.

А вот что касалось ирокезов, с ними дело обстояло иначе. Воспринимая французов исключительно в качестве врагов, подлежащих уничтожению, те неоднократно совершали набеги как на поселения лаиков, так и на духовные миссии. Причем жертвами становились без разбора все, попавшиеся под руку, и священники, и братия, и так называемые посвященные - благочестивые миряне, не дававшие монашеских обетов, но соблюдавшие целибат и добровольно взявшие на себя многочисленные хозяйственные обязанности.

В результате с 1642 по 1649 год восемь членов ордена иезуитов были захвачены в плен и жесточайшим образом убиты. Их имена Jean de Brébeuf, Isaac Jogues, Gabriel Lalemant, Charles Garnier, Antoine Daniel, Noël Chabanel, René Goupil, Jean de La Lande. И если большинство из них погибли сравнительно быстро, то мучения Жана де Бребеф и Габриэля Лалемана просто не поддаются описанию. Если честно, я просто была не в состоянии дочитать до конца описание всех пыток, которым их подвергали в течение многих часов. Но поверьте мне, прижигания каленым железом оказались самым мягким из того, что им пришлось перенести. Канонизация мучеников состоялась в 1930 году, позднее папа Пий XII провозгласил из коллективными покровителями Канады. Кроме того, St. René Goupil, St. Isaac Jogues, и St. Jean de Lalande стали первыми американскими мучениками, поскольку погибли они на территории штата Нью-Йорк. Официальный день памяти - 19 октября, хотя в Канаде их поминают 26 сентября. Современная иконография мучениковСвернуть )
калифорния1

ну и последнее на сегодня

 Мы строили-строили и наконец... Ну, короче, очередная порцайка фуфысечного безумия. Это все плоды очередных тренировок, так что сильно не ругайтесь, я просто новые техники плетения осваивала. И вообще, хочу уже настоящую весну с проталинками, ручьями, тающими льдинками, синим небом, белыми невесомыми облаками. Отсюда и цвета большей части "игрушек". И это явно не конец, судя по тому, что у меня сейчас в работе, "голубой период" прекращаться явно не желает, хоть я отнюдь не Пикассо.

ПоехалиСвернуть )

Да, на всякий случай напоминаю. Все, что я показываю, продается либо сразу, либо в виде копии. Так что если кому-то интересно, милости прошу в личку. Единственный грустный нюанс - в Россию почтой пересылать нереально, только посредством гонца, буде такой обрящется.
калифорния1

Природный лытдыбр

Клен этот, похоже, застал еще сира де Мезоннев и прочих отцов-основателей города. Листьев на нем как-то не наблюдалось, зато могучих семян - сколько угодно. Меня терзают смутные подозрения, что ежели позволить каждому семечку прорости, то земной шар вскоре будет сплошь покрыт кленовыми джунглями.

Остальное - под катом.Свернуть )