Категория: семья

калифорния1

(без темы)

Мой дед, старший политрук Песин Иуда Иосифович, прошел всю войну. Мобилизован 24 июня сорок первого, демобилизован в августе сорок шестого. Воевал в дивизии ПВО, защищавшей Москву. Когда он умер в сентябре восемьдесят пятого, я как раз была на картошке в той самой Уваровке, где некогда стояла его часть.

За все двадцать лет, то я его знала, дед о войне говорил дважды. Собственно, и не говорил даже. Первый раз это в конце шестидесятых было. К нему пришел в гости племянник, тоже фронтовик. Мне они тогда казались жутко старыми, хотя, как я сейчас понимаю, деду было чуть-чуть за шестьдесят, а дяде Мише и вовсе сорок с копейками. Они разлили по эмалированным кружкам спирт, подожгли его и выпили. За тех, кто остался там.

Второй раз дело было в Пярну мокрым сереньким днем в июле семьдесят восьмого. Мы шли по совершенно пустынной улице Папли, я в очередной раз чем-то провинилась, дед с бабущкой на два голоса на меня ворчали. Вдалеке показалась пожилая супружеская пара, неспешно бредущая в нашу сторону. Когда мы поравнялись с ними, мужчины машинально скользнули друг по друг глазами... задержали шаг... и внезапно бросились обниматься.

Сумбурные обрывки фраз, влажные глаза, начатые и недоконченные предложения... Мы с бабушкой от неожиданности просто потеряли дар речи.  Наконец старики распрощались, обменявшись адресами, кто в каком доме отдыхает, и направились каждый в свою сторону.

- Однополчанин.. бывший... с войны не виделись, - скупо пояснил дед и замолчал.

- А ты в гости к нему пойдешь? - не унималась я.

- Да что мне к нему ходить? Дело прошлое, не о чем нам теперь разговаривать, - оборвал разговор дед. Сентиментальностью он никогда не отличался.



Метки: ,
калифорния1

(без темы)

Разговор в дружеском журнале, начавшийся с совсем другой темы, внезапно подарил мне парочку очередных инсайтов. Попробую разложить их по полочкам насколько получится.

Семьи моих родителей очень долгое время жили по-настоящему бедно. И сами родители начинали, как и полагалось честным советским инженерам с нищенской зарплаты, крохотной комнаты в коммуналке без горяечй воды и ванной комнаты, и всех сопутствующих бытовых реалий. В конце 60-х они смогли взять в долг большую сумму денег и купить на нас троих трехкомнатную кооперативную квартиру в строящемся доме. И вот здесь начинается самое интересное. У папы на тот момент была зарплата кандидата наук, у мамы рядовая инженерская ставка. Год мы жили почти впроголодь, но полностью расплатились с долгом, и дальше только возвращали ссуду банку, как это полагалось.

Берем за рубеж 1971 год, когда долг оказался выплачен. Судя по папиной трудовой книжке, он в ту пору ежегодно получал очень приличные премии, причем, как правило, раза два в год. Мамина зарпата тоже начала расти, и премии у нее тоже случались.

И вот дальше смотрим реалии, что для нас было повседневностью: ежегодные каникулы на море в частном секторе (минимум 2 месяца в год), французская косметика, хорошие духи, западноевропейская обувь, качественное белье, у папы прекрасные костюмы-сорочки-галстуки, золотые украшения у всех членов семьи (у нас с мамой старинные с настоящими камнями). Плюс к этому в семье была великолепная библиотека, множество художественнх альбомов. К середине 70-х квартира уже была обставлена стильно и со вкусом.

НО!. При всех этих вполне видимых признаках определенного благосостояния внутренний образ себя как семьи был "Мы по-прежнему нищета, мы ничего стоящего себе позволить не можем". СтОящими, насколько я помню, на тот момент считались кожаные и меховые верхние вещи и хорошая техника. Я сейчас не хочу разбираться, могли бы родители это купить или нет... Я о том, что то, что в доме было, включая антикварную мебель, посуду, картины, бриллианты и жемчуга, обесценивалось подчистую. И более того, у мамы шкаф ломился от прекрасных нарядов (которые после ее смерти я раздавала буквально нераспечатанными), а она продолжала одеваться с совершенно не подходящие ей ситчики и жуткую синтетику, утверждая, что ничего другого не может себе позволить.

А потом, начиная с какого-то момента, она начала и мне запрещать нормально одеваться. Причем в эту пору отец уже был доктором наук и профессором, у меня была университетская стипендия, и папины родители начали мне дарить вместо подарков деньги, но вот это постоянно внушаемое "У нас нет денег, мы ничего не можем себе позволить, все вокруг запредельно дорогое", это я помню с детства-юности равно как и постоянные сравнения себя со всевозможными друзьями 9естественно, не в свою пользу).

Я потом очень долго в себе боролась с этой "психологией нищеты", и так и не уверена, что до конца поборола эту гадость. А с другой, только сейчас, много десятилетий спустя, до меня стало доходить, как сильно расходились наш реальный образ жизни и "образ семьи", существовавший в головах родителей. Ну и заодно дошло, какую именно дыру из прошлого я пытаюсь заткнуть всякими новыми шмотками.  Кстати, масштаб резерва на одной из родительских сберкнижек я узнала только когда в начале 90-х все сгорело, и вместо "Жигулей" последней модели мы на эти деньги смогли купить только коробок спичек.

Короче, родителей жалко... и повторять их ошибки не хочется.

Метки:
калифорния1

Очередной бисерный отчет



Поскольку всякие бусики интересны в основном девочкам, мальчики могут смело под кат не заглядывать. :))) А тем, кому интересно, чем я развлекалась в течение почти двухмесячного домашнего отдыха, Велком!Свернуть )
калифорния1

(без темы)

Если бы мама была жива, то сегодня мы бы отмечали очередную годовщину их с папой свадьбы. 44 года... Говорят, это был необычно жаркий для октября день, можно было гулять по улице в летних платьях. А фотографий со свадьбы почему-то никто не сделал. Так у нас ничего на память и не осталось, только несколько забавных рассказов. И в живых нет уже очень-очень многих, из тех, кто тогда пришел в гости...
Метки: ,